Версия для печати

Восстание 1924 года

Автор: irakly Дата: 24 сен 2016, 16:07 Просмотры: 1117
Описание: Немецкий профессор Эрих Обст стал очевидцем трагедии
Категория: История и политика


В августе 1924 года в Грузии было жестоко подавлено восстание против большевистской оккупации.
В том же 1924 году, осенью в Тбилиси находился немецкий профессор Эрих Обст. Он стал очевидцем той ужасной трагедии, которую переживала в ту пору Грузия. Эрих Обст основательно ознакомился не только с происходящими событиями, но и вообще с историей Грузии, и по возвращении в Германию напечатал в известном немецком сборнике «Цайтшрифт фюр геополитик» геополитическое исследование «Сакартвело», которое вызвало большой интерес в Европе, где были большие споры по данному факту, так как это было слово очевидца, сказанное фактически сразу после восстания. В 1964 году книга была переведена на грузинский и к 40-летию восстания была опубликована в журнале «Кавкасиони», который выпускался в Париже.

В то время когда мы прибыли в Тбилиси, там царил глубокий траур. Особенно в грузинской части города. Много женщин ходило в черных одеждах и их лица выражали глубокую скорбь. Среди мужчин тоже попадались носящие траурные метки. Но они старались быть более осторожными, что бы их не заподозрили.

Не осталось почти не одной семьи, у которой бы не было потери и которой бы не касался этот траур. Восстание было подавлено с невероятной жестокостью. Официальная статистика сообщает, что по решению военного суда было расстреляно несколько сотен человек, но кого интересуют эти цифры... Настоящие жертвы исчисляются тысячами. Их расстреляли без суда , часто даже в том случае если знали, что никакого участия в восстании они не принимали». Да, была беспредельная жестокость, беззаконие, унижение человеческого достоинства, террор и высылки, расстрелы и закапывание живьем. И все это за то, что грузинский народ не хотел мириться с потерей государственности своего свободного и демократического государства, каждая структура которого была создана по его воле 26 мая 1918 года. На вопрос французских журналистов – Оправдываете ли вы и сейчас свое выступление в 1924 году?

К.Андроникашвили ответил: Восстание было неминуемым последствием из за политики оккупационных властей и мы до сих пор остаемся на той же позиции. Главной целью и лозунгом восстания было восстановление независимости Грузии и таким образом оно должно было решить не конкретные узкополитические задачи, а будущее Грузии. Здесь же встает вопрос о движущих силах восстания, о политической и социальной расстановке этих сил.


Так на какую социальную базу опиралось восстание и стремлению каких социальных слоев населения приносилась в жертву кровь этого восстания? Обратимся снова к документам. В первую очередь, если ознакомиться с тогдашней партийной прессой, то можно увидеть упорные и нескончаемые утверждения, что это была «меньшевистская авантюра», «меньшевистская банда», «офицеры, дворянство и духовенство – вот главные силы авантюристов», «темные силы» и т.д.

К сожалению, в нашей историографии (кроме недавних публикаций и исследований) почти так и было описано это восстание. Но если углубиться в исторические источники, будет четко видно, что в восстании принимали участие представители всех классов и слоев населения, люди из разных партий и с различными политическими убеждениями. И это не была «аграрная революция обездоленного дворянства» - как это объявляла тогдашняя официальная пресса. Это было истинно народное восстание – восстание за национальную свободу и государственную независимость.Согласно документам в восстании в сенакском районе участвовали: священники- 3, дворяне -52, офицеры – 2, гвардейцы – 15, кулаки – 5, торговцы – 2, меньшевики – 21, крестьяне – 214, советские служащие – 8, учащиеся – 15. Всего 387 человек.

Изображение

Сентябрь 1924 года. Участники восстания. Сидят - слева Кайхосро Чолокашвили и генерал Спиридон Чавчавадзе. Стоят слева направо: Лело Чиковани, Элизбар Вачнадзе,Рафиэл Эристави и Александр Сулханишвили.

Серго Орджоникидзе 5 сентября 1924 года на заседании тбилисского совета ставил вопрос: «Кто восстал?» И тут же сам отвечал – «К нашему счастью грузинское крестьянство не последовало за этими негодяями – на их стороне не было ни одного крестьянина». Но архивные документы говорят совсем о другом. Впрочем надо учитывать и то, что тогда начало входить в практику и утверждаться - говорить прилюдно одно, тайно говорить другое, скрывая это от народа, но в итоге в конце концов скрыть все не удается и все равно остаются исторические документы. Еще одно свидетельство от профессора Эриха Обста:«Никто не может серьезно спорить с тем, что вместе с патриотично настроенной интеллигенцией и в первую очередь вместе с учащейся молодежью, в восстании принимало участие очень много крестьян и рабочих.

В районе добычи марганца, в Чиатуре, рабочие взяли в руки оружие. Разве кто то может доказать что в чиатурских шахтах рабочие все из дворян или подкуплены дворянами? Все кто имел возможность в то время быть на месте событий знают, что в 1924 году грузинская интеллигенция вместе с крестьянами и рабочими взялись за оружие. Сделали они это ради cвятой любви к своей Родине. Они прибегли к этим крайним мерам потому что иначе желанная свобода была просто недостижима».Коммунистический ЦК безжалостно уничтожал всех участников восстания, независимо от принадлежности к «классу» или «социальному происхождению».Вскоре выяснилось, что «заявление» руководителей «Комитета независимости» было написано под давлением ЧК. По поводу этого заявления тогдашняя газета «Комунисти» делала такой комментарий: «Это заявление, которое подписали члены этого комитета является смертельным приговором не только его авторам, но и всем их последователям». Но Котэ Андроникашвили позже в официальных документах запишет, что то заявление, в котором восстание было названо авантюрой, было написано под давлением ЧК.И на это заявление оказывается Андроникашвили соглашался только в том случае, если власти прекратят репрессии, так как многим политическим, военным и общественным деятелям могло угрожать уничтожение.После опубликования заявления власти на самом деле некоторое время прекратили массовые репрессии, но вскоре снова возобновились аресты, ссылки и расстрелы. Расстрел стал ординарным «правилом». В первый же день восстания из тбилисских тюрем вывели и расстреляли политических заключенных, которые были задержаны за последние месяцы и никакого участия в восстании не принимали( 24 человека). Расстреляны так же были заключенные грузины в России (29 человек). Среди них были: Ноэ Хомерики, Валико Джугели, Бениа Чхиквишвили, Гогита Пагава.

«В Чиатуре хватали всех кто попадется под руку, даже тех кто не участвовал в восстании, загрузили в эшелон, как будто для отправки в Тбилиси, но у станции Квирила расстреляли из пулеметов запертых в вагонах людей. Никто из них не смог выжить». (Арсенидзе Р., «Восстание в Грузии», журнал «Кавкасиони», 1964 г.).Свидетель этого расстрела эмигрант В.Чубинидзе в 1953 году в Тбилиси издал двухтомник «Воспоминание», в котором описывает эту ужасную трагедию и даже дает список всех расстрелянных в вагонах людей. Всего 95 человек.

Только в Мегрелии было расстреляно 451 человек. В селе Руиси уничтожили всю семью Паниашвили, которая состояла из четырех мужчин, пяти женщин и пятнадцати детей от трех до пятнадцати лет! Коммунисты не только не скрывали свои преступления, а наоборот, считали своим большим достижением эти зверства.Опьяненный от крови тогдашний секретарь компартии Грузии Миша Кахиани, этот отъявленный садист, открыто заявлял в газете «Комунисти»: «Бесхребетные меньшевики не смогли наказать ни одного нашего товарища, попавшего к ним в плен, в то время как мы их товарищей расстреляли тысячами»Котэ Андроникашвили в своем последнем выступлении сказал: «Мы потерпели поражение и восстание потерпело поражение физически, но за нами осталась моральная победа».Андроникашвили передает делегации французских рабочих такие данные: «После того, как восстание было подавлено, оккупационная власть расстреляла много людей, по нашим данным 4000 человек. Еще много жертв о которых мы не знаем. Расстрелы происходили в России, по дороге в Россию в вагонах».

Почти год продолжалось в застенках ЧК расследование дела о восстании и в 1925 году был разыгран судебный фарс, Верховный Советский суд рассмотрел дело о «Паритетном комитете». По делу о «Комитете независимости» было арестовано 47 человек.

1. К.Андроникашвили 2. И.Джавахишвили 3. М.Бочоришвили 4. Д.Ониашвили 5. Г.Джирониа 6. Н.Карцивадзе 7. С.Дадиани 8. К.Нинидзе 9. Г.Рцхиладзе 10. Г.Гиоргадзе 11. М.Ишхнели 12. Н.Имнаишвили 13. С.Хопериа 14. Г.Цинцабадзе 15. Н.Кахиани 16. И.Иавшили 17. В.Беридзе 18. И.Бахтадзе 19. Н.Накашидзе 20. А.Белтадзе 21. И.Лорткипанидзе 22. М.Чанишвили 23. А.Бокериа 24. А.Квирикадзе 25. К.Лорткипанидзе 26. П.Хурцидзе 27. И. Панозавшили 28. А. Каландаришвили 29. М.Твалтавадзе 30. Х.Лашхиа 31. Т.Шенгелиа 32. Э. Латариа33. Г.Анджапаридзе 34. А.Чхаидзе 35. Г.Гоголишвили 36. Г.Мамаладзе 37. А.Панцулаиа 38. А.Дзадзамиа 39.А.Пичхаиа 40. В.Гегечкори 41. Б.Пирвели 42. А.Габлиани 43. В.Нацвлишвили 44. В.Биланишвили 45. Ш.Иоселиани 46.Л.Эсванджиа 47.Ш. Каландаришвили

Их обвинили в подготовке и руководстве контрреволюционного мятежа, в создании политических и вооруженных банд, терроризме и шпионаже. Что закончилось вынесением соответствующего советской квалификации приговора...

Из этого множества документов хочется отметить одно письмо найденное нами в партийном архиве, вернее отрывок из письма, которое принадлежит Арсену Цитладзе (имя и фамилия приписаны в углу другим почерком). Письмо нас заинтересовало по той причине, что оно говорит о последствиях восстания не только с точки зрения количества жертв: «.. каждый месяц отправляются на север сотни крестьян, часто без нормальной одежды. Сотнями отправляют учащихся, женщин и мужчин в концентрационные лагеря, где вместо научной деятельности их ожидает полное физическое или духовное уничтожение. Итог: оставленные без хозяев дома, осиротевшие дети, разоренные хозяйства, нищета, перспективы голодной смерти и ко всему этому ужасная озлобленность, ненависть к властям, заложенное глубоко в сердцах крестьянства море недовольства, растущая пропасть между народом и властью. Неужели нашей многострадальной стране не достаточно пролитой в августе крови? Неужели рабоче-крестьянская власть не может найти общего языка с народом кроме языка репрессий? Я вижу, что широкие массы народа, особенно крестьянство не верят властям. Вижу, что между народом и тем кто о нем должен заботится вырыта пропасть и в этом главная трагедия нашей страны. Я хочу что бы народ пришел к властям. Хочу что бы у тех кто ищет кровавые пути решения не было почитателей хлопающих в ладоши. Невозможно добиться этого обвинениями эмиграции и уж тем более репрессиями».

Для выхода из ситуации автор письма дает совет адресату:«Я уверен, что ты воспользуешся сложившейся ситуацией, соберешь всех, кому дороги интересы трудящихся нашей страны, тех кто не променял любовь к родному народу на портфели и кто не оглох что бы услышать его горькие стоны ». В том то и была беда, что очень много «национальных политиков» разменяли интересы народа на свою карьеру.

Вот типичные высказывания тех, кто совершил такой «размен»:

«Наше ЦК уничтожило меньшевисткое ЦК. Сейчас они либо в холодной земле, либо в составе нашего ЦК» - Михаил Кахиани

«Эти господа, эти «герои восстания», дали нам возможность немного прочистить свои ружья» - Серго Орджоникидзе.

«Вы знаете, товарищи, что в Грузии дворянство составляет 6 процентов населения. Это необыкновенный процент, которого нет ни в одной другой стране. Даже в Польше, стране панов, число дворян достигает 4 процентов. Мы должны сократить в Грузии процент дворянства» - Леван Гогоберидзе.

«Мы своих предков не признаем – мне без разницы, что царь Эрекле, что Махмад хан». – К. Лорткипанидзе.

И еще много таких примеров. Но в то же время в противовес стольким продавшим за карьеру свою душу грузинам, нашелся один иностранец, немецкий профессор, который на весь мир заявил:
«Для большинства грузинского народа национальное самосознание, стремление к независимости гораздо сильнее, чем желание установить диктатуру пролетариата. Эта непоколебимая воля вывела их в 1924 году на поле сражения. И эта битва несомненно не будет последней».

Это говорит иностранец, но он не говорит нам того, что мы должны сами осознать – понять главные причины поражения этого истинно народного восстания.

Тогда как и сейчас Грузия, которая была полностью поглощена в процесс - борьбу за свободу, была поражена самой опасной для судьбоносного момента болезнью – болезнью внутренних распрей, внутренних противостояний, «внутрипартийностью» и «внутриклановостью».

Именно это было главной причиной: Грузия и без того маленькая страна противостояла России – огромному космополису, к тому же воевала с ней не как единая монолитная страна, а как разорванная на «куски». Более того, значительный «кусок», состоящий из самых агрессивных и активных оказался в лагере врага и ожесточенно сражался против другого «куска» - против своей же крови и плоти. Трагедия этих внутренних «кусков» должна научить нас на все времена, так как борьба за свободу и независимую государственность Грузии продолжается и как сказал тот немецкий профессор – эта битва не является последней.

Столица, 1991 год.

Изображение

Изображение

Изображение


Изображение