Версия для печати

Искажение грузинской литературы советской цензурой

Автор: irakly Дата: 14 фев 2017, 11:12 Просмотры: 1085
Описание: Традиции "Министерства правды"
Категория: История и политика


Изображение

Александр Казбеги и его самый известный рассказ "Пастушеские воспоминания".
Вот так выглядит одна из частей текста в книге изданной в советское время на территории РСФСР. Для русскоязычного читателя.
Издательство "Художественная литература", Москва, 1964 год. Тираж 50000.

Изображение

Изображение

► Показать


А вот так выглядит та же самая часть рассказа, но уже в книге, которую издало тоже в советское время(1974 год) издательство "Мерани" в Тбилиси. Хоть и на русском языке, но для грузинского читателя, который может сравнить текст с оригиналом на грузинском языке. В данном случае текст соответствует тому, что на самом деле написал Александр Казбеги.

Изображение

Почувствуйте разницу. Как видите из первого варианта издания книги изьято доброе упоминание о чеченцах и нехорошее упоминание о казаках.
И это только один кусочек произведения. Весь рассказ изуродован цензорами, как и все другие произведения. Просто у меня нет времени разбирать все - по моему и этого достаточно.
После этого возникает вопрос: читатель, прочитавший эту книгу может сказать что он читал Александра Казбеги? Или он читал цензора Васю из "министерства правды"?

Я знал что это не единственный случай уродования грузинской классической литературы.
Но вот совершенно случайно заметил еще одно искажение. На этот раз жертвой советской цензуры оказалось произведение Константина Гамсахурдиа "Десница великого мастера".

В фейсбуке увидел отрывок из "Десницы великого мастера" Константина Гамсахурдиа. Текст этот сегодня очень актуален.
Хотел выложить перевод на русский язык. Скачал книгу из интернета и обнаружил, что текст на русском совершенно другой!
Т.е. друзья мои, кто читал "Десницу Великого мастера" на русском языке в этом издании, а скорее всего и во всех, которые изданы в советское время, читал не Константина Гамсахурдиа, а сочинение гэбушной пропаганды.

Изображение

Текст почти на 99% не совпадает с оригиналом, а то что я выделил вообще там нет, но скорее всего ради этого и делался такой "перевод". Думаю сами поймете почему это было добавлено и в таком виде.
Во многом я грешен, Вамех, и как царь и как человек. Был я и храбрым и трусливым. Боролся с кесарем и боялся змей. Был спесивым и любил выпивать.
Если бы азнауры не изменили мне у Басиани, я бы взял в плен кесаря Василия. Грузии я отдал свои отрочество и юность, но грузины звали меня абхазом, а абхазы лазутчиком карта линцев, — меня, Багратиона, лаза… Георгий закрыл глаза и немного помолчал. Лицо у него мучительно перекосилось и еще больше подернулось смертельной бледностью.
Потом он снова набрался сил, пришел в себя и продолжал:
— Когда вернешься домой, Вамех, поцелуи Звиада спасалара и скажи от меня, что он все же был прав в том, что говорил мне об армянах, о греках.
Пожалуй, самая большая моя ошибка состояла в том, что я не оценил его советы… И то правда, что я не пошел по исконным путям, по которым вели наш народ Давид Куропалат и отец мой Баграт. Я даже искал случая заключить союз с сумасбродным халифом Аль Хакимом и этим испортил отношения с греками…
Вот что скажи Звиаду. чтобы он предостерег сына моего Баграта от неверного пути, чтобы тот искал союза с единокровными и единоверными, чтоб Звиад помогал юному царевичу в борьбе с разнузданными эриставами в собирании грузинских земель… А народ…
Но Георгий так ничего и не успел сказать о народе…

Георгий как раз успел сказать о народе! И цензоры гэбушные именно это вырезали.
Вот мой перевод тех фраз о народе которые цензоры убрали, якобы царь Георгий не успел сказать их.
"Если весь народ не пожелает победы, то ему не поможет даже Македонский, ибо нигде еще не побеждали трусы.
Устал я от склок азнауров и военачальников, среди нас каждый ублюдок мечтает стать азнауром, а каждый бездельник военачальником".

"Когда мы пьяные, мы мужественные и прекрасные ораторы, но в это время забываем те плохие дела которые совершаем будучи трезвыми, а когда трезвеем забываем те красивые слова что говорили будучи пьяными".

"Мы грузины всегда жаловались что нас всегда меньше чем наших врагов, но как появляется среди нас сильный лидер мы его начинаем клевать как вороны коршуна".