О природе Христа

Христианство, иудаизм, ислам и другие религии мира
  • Реклама

Аватара пользователя

Автор темы
Гость

О природе Христа

Сообщение Гость » 24 окт 2014, 17:19

Предисловие
Данная работа является моим вольным повествованием главной христианской догмы о Христе, изложенной в полусказочном жанре. Она не связана с официальной позицией Церкви.
Обещал в двух предложениях, а получилось в нескольких частях. Прошу строго не судить, просто иначе никак не получалось, да и получившегося слишком мало, чтобы рассказать о Христе.

Часть первая. Адам

В прекрасном саду чудесного мира, где всегда благоприятная погода и живописные пейзажи, где обитают удивительные звери, жили и люди, мужчина и женщина по имени Адам и Ева. У них было все, что необходимо человеку для счастливой и беспечной жизни. Они не знали болезней, голода и жажды, холода и жары, а если что-либо такое порой чуток и возникало, то его сразу можно было устранить, настолько это был чудесный мир. Ведь даже обитавшие там хищные звери, люто дравшиеся между собой, никогда не осмеливались нападать на людей.
Однажды их навестил Гость. Гость Этот шел в сопровождении невиданных доселе и ни на кого не похожих созданий, красивых, строгих и смирных по виду. Но Сам Гость был похож на Человека, на Адама. Адам и Ева прежде не видели других людей, а Этот Муж был копией Адама, с той лишь разницей, что скорее наоборот, что это он, Адам, Его копия, а Сам Он оригинал, настолько Его Гость был ослепительно великолепен и приятен, и настолько глубоко Адам и Ева ощущали исходящую от Него неизведанную и потаенную силу. Им сразу, с первого же взгляда понравился Незнакомец, от нахождения поблизости с Которым, им стало так хорошо, как никогда прежде.
Гость объявил людям, что Его зовут Бог, что Он Единственный Творец всего, что их окружает, как и Творец самого Адама и Евы, как и Творец всего, что вообще есть на свете, также сотворенным Им, Богом. Что Его Самого никто не создавал, так как Он вечен и бесконечен, всемогущ и не превзойден. Услышав эти слова, Адам и Ева бросились перед Ним на колени, поклонились Ему до земли и стали восхвалять и благодарить Бога за ту жизнь, что Он подарил Им, славили Его так, как только умели. Поднявшись же, обнаружили, что и спутники Бога все это время также поклонялись Ему, как и поклонялась вся окрестная бессловесная живность. Чувство Адама и Евы не было лицемерным, нет, подобные низкие чувства никогда не рождались в их чистых сердцах, нет, люди добровольно и с удовольствием славили Бога, и по-настоящему полюбили Его.
С той поры Бог часто навещал их, иногда Один, иногда в сопровождении тех созданий. Это, кстати, были ангелы. Бог объяснил, что они Его личные слуги, благородные и преданные создания, появившиеся на свете раньше человека. Человек вообще был самым последним созданием Бога. Но зато самым любимым и самым совершенным из всех Его творений. Все это Бог постепенно рассказывал Адаму и Еве, во время Своих визитов. Так, они еще раз заново узнали, что подтвердил и Сам Бог, что только человек имеет внешнее и внутренне сходство с Богом, и больше никто другой. Что только человек обладает теми свойствами, какие присущи Одному лишь Богу. Такими как милосердие, доброта, любовь, мудрость и так далее. И все же, данные свойства в человеке не были так совершенны, как в Боге.
Если человек имел разум, то Бог имел более мощный разум, или наоборот, разум Бога во много и много раз превосходил разум человека. Так и с остальными свойствами и качествами человека, что просто несравнимо уступали своим божественным аналогам. Но, тем не менее, они у человека были, и этим он отражал в себе Бога, как и облик человека, отражал Лик Бога. Плохого в человеке ничего не было, как и не могло что-либо плохое быть в Боге. Человек любил Бога, а Бог любил человека еще сильнее. Многое еще что Бог поведал Адаму и Еве, например, что мир, в каком Он их поселил, называется Эдем, страна Адама, и что это одно из красивейших мест на свете, а сам свет, или Космос, огромный и необъятный, состоящий из множества незаселенных миров.
Но еще больше оставалось то, чего Адам и Ева не знали, потому что Бог не соизволил дать им полные знания обо всем на свете. Но и за то, что имели, люди были безмерно благодарны Богу, поскольку Он без них обойтись мог, а они без Него никак. Но это, повторяю, была искренняя взаимная любовь, без лицемерия, обмана и страха. От людей Бог потребовал только одного. Он им дал одну заповедь, один единственный запрет.
Бог привел их к одному месту в Эдеме, на приличном расстоянии от их дома, где они еще не бывали, но куда могли бы случайно забрести во время своих постоянных путешествий, и указал на одиноко стоявшее там старое фруктовое дерево, редкой породы и со странными плодами. Бог потребовал от них не прикасаться к нему, особенно ни в коем случае не пробовать его плодов. Люди с радостью пообещали следовать божьему приказу. Больше ничего Бог не просил от человека, дав ему полную свободу.
Как-то, когда Бог отсутствовал долгое время, занимаясь другими делами, а Адам и Ева по обыкновению своему гуляли на природе, и пока Адам решил искупаться в озере, Ева присела в тени какого-то дерева. Вдруг из куста выползла змея. Это неприятное создание было уже знакомо Еве. Различные ядовитые породы их она многажды встречала в лесу, но каждый раз они уползали от людей прочь, потому что, как понимала Ева, Бог запретил всем животным Эдема вредить человеку. Эта же змея не только не сторонилась Еву, но приблизилась к ней, и, удивительное дело, заговорила с ней человеческим языком.
Осторожным и вкрадчивым голосом, змея рассказала Еве, что она тоже, некогда, до рождения человека, была любимицей Бога, как сейчас человек, и что Он ее затем по Собственной прихоти прогнал, найдя себе нового фаворита, человека. Он вообще намеревался ее потом уничтожить, но она вовремя попробовала плод с так называемого запретного дерева, что дало ей способность менять свой облик, так как изначально облик у нее был иной, получше этого. Плод также дал ей множество секретных знаний, что также помогает ей выживать, и много прочих новых возможностей, делающих вкусившего чуть ни не богом. И теперь, змея, из товарищеского чувства, советует людям отведать этого плода, чтобы стать неуязвимыми богами, которых не так-то просто будет уничтожить. Змея заверила Еву, что Бог все время меняет себе любимчиков, создавая новых и убирая предыдущих. И что людям надо быть готовыми ко всему. Выручить тут может только запретное дерево.
Тебе достаточно посмотреть наверх, протянуть руку к ближайшему фрукту, сорвать его, разломать пополам, съесть свою половинку, а второй угостить своего друга Адама. Назавтра же, я тебе обещаю, вы оба станете богами. Вам откроются многие тайны и новые возможности. Я не лгу. Подумай, почему Бог запретил вам питаться именно с этого дерева, все разрешил делать, только это запретил, не потому ли что плоды этого дерева не простые плоды.
Пойми ты правильно, нет никакой гарантии, что с вами Он не поступит в точности как поступил со мной, когда и вы Ему наскучите. Да, возможно, что Он никогда не захочет избавиться от вас, но возможно и другое, ведь прецедент уже имеется. Я свидетельствую, верь мне, я никогда не лгу. Все равно Его сейчас тут нет, и если ты сорвешь один плод, ни Он, и никто другой, и не заметит его отсутствие. Не думай, что Он пересчитывает, сколько там плодов на дереве. Ничего не случится, если вы с Адамом на всякий случай съедите один. Никто не узнает. Зато вы кое-что приобретете и ничего при том не потеряете. Закончила змея свою речь тем, что, для пущей убедительности, несколько раз на глазах у Евы превратилась из змеи в других животных, в крысу, а после, в паука и в ворона.
Когда Адаму, наконец, надоело плавать, и он вылез из озера, у берега его уже поджидала Ева с каким-то предметом в руке. Предметом этим оказалась половина фрукта с уже знакомого нам дерева. Конечно, запутавшаяся Ева, напуганная россказнями змеи, сумела также сбить с толку Адама, который, тоже недолго размышляя, съел на всякий случай запретный плод. Они ничего не почувствовали и до следующего утра ничего не происходило. Не подумали они также, что совершили что-то совсем уж нехорошее, если вдруг все это окажется ложью.
Проснувшись утром, Адам и Ева, наконец, ощутили в себе силу действия загадочного плода. Им открылись различные тайны о жизни и природе, о которых раньше их девственные умы и не подозревали. Попутно они стали испытывать друг к другу совершенное новое чувство, чувство похоти и взаимного плотского влечения, одно из самых острых и навязчивых какое они когда-либо испытывали. Тогда же они впервые познали друг друга.
Чтобы нам понять, что еще открылось тогда Адаму и Еве, надо обратить внимание на тех из их теперешних потомков, кто обладает так называемыми сверхъестественными способностями, такими, как умение читать чужие мысли, угадывать сокрытое, одним взглядом передвигать небольшие предметы, и тому подобное. Сок запретного плода до сих пор бегает в крови потомства Адама и Евы, что порой проявляет себя таким образом.
Однако никакого достижения недосягаемого, то есть превращения в богов не произошло. Адам и Ева быстро поняли, что таинственная змея их обманула, и они, хоть и изменились, стали умнее, научились получать плотское наслаждение, все равно богами не стали. Например, у них никак не получалось превращаться в различных животных. Осознали они, что и о Боге, как о несправедливом Господе, змея наврала.
Они решили отправиться к дереву и найти там змею, поговорить с ней о вчерашнем. Но змеи на месте не оказалось, сколько они ее не искали. Зато там появились двое ангелов. Адаму и Еве они были знакомы, это были верховные ангелы, или архангелы, Михаил и Гавриил, лучшие служители Бога. Ангелы объявили людям, что они посланы Богом, чтобы забрать Адама и Еву, и на своих крыльях перенести их в другой мир, в главную обитель Бога, где Бог желает обсудить с ними кое-что. Разумеется, люди сразу догадались, что речь пойдет о вчерашнем эпизоде, но отказаться от поездки не могли. Никогда еще Адам и Ева не ощущали себя настолько подавленными и опустошенными. Они предчувствовали беду, и ожидали, что их счастливой жизни наступает конец.
Ангелы подтвердили, что Богу все известно о случившемся. Они, пока несли Адама и Еву в обитель Бога, рассказали им, кто был тот змей. Под видом змея, к ним в Эдем пробрался сам сатана. Раньше он был вполне обычным ангелом, но когда Бог создал Адама и объявил того своим любимым творением, в сатане родились чувства ревности и зависти. Он стал роптать на Бога и строить козни против Адама. Сатана, или дьявол, или падший ангел, злился, что Бог любил человека сильнее, чем ангелов, созданий более древних. Все без исключения ангелы, как чистейшие создания, всегда были преданы Богу, беспрекословно выполняя любой Его приказ, принимая Его волю какой-бы та ни была. Они любили человека постольку, поскольку Его любил их Господь. Откуда в сатане родилось зло и проявился такой мятежный дух, никто из остальных ангелов не знал, да и не стремился знать.
Цель ангела в служении Богу. Поэтому когда этот отщепенец, под предлогом борьбы с несправедливостью Бога, поднял восстание, призвав на помощь скоп бесов, и намереваясь свергнуть Бога с Его Престола, ангелы молниеносно истребили мятежников, кроме самого сатаны, скрывшегося, и с тех пор ставшего беглецом в различных мирах, и иногда находящего приют у тех же бесов.
Бесы, или черти, или демоны, или призраки, это малознакомые и малоприятные ангелам существа, живущие в своем отдельном мире, и способные пробираться в том числе и в мир человека, не всегда с благими намерениями, а чаще с вредоносными. Их дружба с сатаной говорит о многом. Для какой цели они созданы Богом и почему до сих пор существуют, никому не дано знать. Многие люди ухитряются вступать с ними в сообщение, через гадания и колдовство, нередко принимая их в себя в качестве злых духов, становясь, таким образом, бесноватыми. Именно, кстати, бесы поделились с сатаной своим природным даром, умением менять собственный облик, принимая чужой, или, точнее, создавать видимость изменения своего облика, обманывая воображение человека. Единственно, чей облик они не изловчились принимать, это облик ангела.
Сатана, продолжали ангелы свой рассказ, поклялся Богу, что докажет Ему, что Он ошибся, когда объявил человека Своим любимцем. Сатана пообещал, что покажет, что человек неблагодарен, непостоянен и любви Бога не заслуживает. Адам наделен свободной волей и может поступить как захочет. Сатана вознамерился с помощью соблазна уговорить Адама нарушить заповедь Бога, ту самую, одну единственную, о запретном плоде, с целью чего и проник в Эдем в облике отвратительной твари.

Ссылка:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Реклама
Аватара пользователя

Автор темы
Гость

Re: О природе Христа

Сообщение Гость » 24 окт 2014, 17:21

Часть вторая. Разговор Адама и Бога

Можно представить степень огорчения Адама и Евы от этого рассказа, когда они, наконец, достигли обители Бога. Нет надобности, да и способности описывать Его обитель, включая и Его дворец и зал, куда пришли Адам и Ева. Ограничимся только словами, что это наилучшее, во всех смыслах, место на всем свете. Самого Господа Бога люди в этот раз не видели, поскольку Он был сокрыт от всех непроницаемым покрывалом, если это можно так назвать. Но они, как присутствовавшие там ангелы, слышали Его голос.
Бога дал возможность Адаму высказать, что тот желал сказать о всем происшедшем накануне. Адам изложил, как все было, и попросил у Бога прощения. Адам заявил, что не воспринимал на тот момент свой проступок настолько серьезно, что он отнесся к нему легкомысленно, что он не ожидал, насколько этот фрукт важен для Бога. Становиться совершенно равным Богу в мыслях у него не было, так что он кается в своей ошибке. Завершил свою речь Адам обещанием, что никогда больше не осмелится нарушать божьи заповеди.
Адам, ответил Бог, дело вовсе не в этом плоде. Я создал Эдем для вас, и все воздвигнутое, рожденное и растущее там, было создано для вас, чтобы вам было удобно жить. С самого начала Я несколько раз менял пейзажи, на свое усмотрение, усовершенствуя их. Некоторые растения и животных, Я посчитал, еще прежде вашего появления, лишними, и убрал из Эдема. То дерево не было оставлено в результате ошибки. Оно для вас не предназначалось, но оно и не было случайно забытым, якобы не убранным до вашего появления. Я Бог, Я никогда не ошибаюсь и не делаю брака. Все что Я делаю, является совершенным, все, что Я переделываю, является не исправлением, а усовершенствованием.
Ты Адам, ценнее для Меня, чем все деревья вместе взятые, не говоря уже обо всем остальном. То дерево, с его плодами, не было таким уж и важным, и даже сожги ты его случайно, или преднамеренно, ничего бы страшного не случилось. Дело не в самом запретном плоде. Тем более, что никакой чудодейственный фрукт, как и ничто другое на свете, не может превратить творение в Творца.
Адам, вся беда в нарушении моей заповеди. Нарушив заповедь, съев запретный плод, ты совершил страшное преступление. Суть не в том, что съел, а в том, что преступил запрет. Мой запрет, запрет твоего любимого Бога. Мне приятно видеть, что ты покаялся. Это хороший знак. Я знаю, что раскаивался бы ты в любом случае, как если дело было в поедании плода, так и в самом нарушении заповеди. Я знаю, что свое обещание ты выполнишь и впредь больше никогда не нарушишь ни одной Моей заповеди. И, тем не менее, ничего это не способно изменить случившееся, а случилась страшная беда, Адам.
Ты, как Я уже сказал, совершил преступление. Это преступление тем страшно, что оно совершено против Бога. Ты не просто обидел Еву, или какого-нибудь ангела, или зверя. Такие вещи тоже плохи, но они легко поправимы. Однако если бы Я ясно тебе запретил бы обижать Еву, и ты все равно совершил бы нечто подобное, умышленно и осознанно, то никак такое исправить было бы невозможно. И именно так и случилось с запретным плодом. Ты нарушил Мое повеление. Ты знал, что Я не хочу, чтобы ты делал это, и все равно сделал. Переступить через желание Бога, означает совершить грех. Ты ввел грех в свой мир, в свое тело, в свою душу.
Адам, этот грех подобен болезни. Ты еще никогда не болел. Успеешь в будущем. Знай, что болезнь вредит и портит, она мешает жить и ведет к гибели. Твой грех убил тебя. Ты еще жив, но ты, и ты сам того пока еще не понял, ты уже потерял свое бессмертие и свою неуязвимость, данные тебе изначально Мною. Чем дальше, тем четче ты и Ева будете ощущать эту свою главную болезнь, вслед за которой ваши тела и души посетят другие болезни, слабости и пороки. Грех повредил вашу чистую природу. Вы отныне испорчены и испачканы. И как бы ты ни обещал Мне не грешить впредь, тебя все равно будет тянуть на новый грех, даже если ты удержись себя от его совершения. Но любой твой новый грех будет не так страшен, в сравнении с твоим первоначальным грехом.
Грех, совершаемый человеком с поврежденной природой, слегка смягчается его предрасположенностью к греху. Он не перестает быть грехом, но в Моих глазах и глазах целого света, он менее тяжкий, нежели первый грех. Нельзя от испорченного человека ждать обязательной праведности, что при том конечно не освобождает его обязанности избегать греха. Зато первоначальный, или первородный грех, тем и ужасен, что совершен чистым созданием, не предрасположенным к неправедности, а потому неиспорченным.
Я создал тебя независимым, обезопасив тебя от любого сатаны, беса и зверя, никто из которых не был в силах нанести тебе какой-либо вред, или заставить сделать что-либо, чего бы ты сам не желал. Те же ангелы, созданные Мною для безупречного служения и исполнения Моей воли, своей свободной волей не наделены, и к любому греху, то есть нарушению Моих заповедей и приказов, не предрасположены. За исключением падшего сатаны. Твой выбор послушать сатану и последовать его совету, был исключительно твоим выбором, исходящим из твоей свободной воли, которой Я тебя наделил.
Ты, Адам, изначально не был предрасположен ни к совершению преступления, ни к его обязательному не совершению. Это отличало тебя от ангелов, неспособных совершить любое преступление, и от сатаны, давно неспособного совершать ничего, кроме одних преступлений. И сделав преступный шаг, ты сделал свою природу преступной, с той поры предрасположенной к преступлениям и не предрасположенной к праведности. Первоначально, твоя природа хоть и была предрасположена к праведности, так как ты был чистым и лучшим созданием, но, в отличии от ангелов, она у тебя не была предрасположена к обязательному следованию праведности, потому что ты был наделен свободной волей.
Однако, на то ты и отличаешься от всех прочих Моих созданий, в том числе и от падшего ангела, как наиболее совершенное Мое создание, сотворенное по Моему образу и подобию, что упав, ты не уродуешь свою природу полностью, не становишься сатаной. В тебе остается немного предрасположенности к праведности, совсем немного, которой хватит для покаяния. А покаяние, это признание своей вины передо Мной. И ты каешься, и это тоже смягчает твой грех, даже первородный, хоть и далеко не отменяет его. Сатана же не покается никогда. Он грешен полностью, окончательно и бесповоротно.
Покаяние твое, пусть его и недостаточно для твоего исцеления и спасения от Ада, приятно Мне. Оно проистекает из чистых остатков твоей некогда совершенной природы. Оно поможет тебе не испортиться полностью, как сатана. И некоторым твоим потомкам, даже с их поврежденной природой, желание каяться будет передаваться по наследству, несмотря на то, что остальные из них, желать этого не будут. Но это не окажется случайной удачей, когда, по воле случая, одному везет, а другой неудачник. Нет, Я Сам, Я Господь Бог по Своему усмотрению решил, каких из твоих потомков избрать для наследства тех маленьких остатков неиспорченной части твоей, Адам, природы. Они, таким образом, при рождении будут наследовать как испорченную часть природы предков, так и неиспорченную ее часть, совсем чуток. Но поскольку неповрежденной части итак очень мало, то получит ее меньшинство твоих потомков. И именно им будет присуще чувство раскаянья. Остальные получат совершенно поврежденную природу. Такие, целиком испорченные, окончательно и бесповоротно падшие люди, будут приближаться и уподобляться сатане.
Силы плода конечно дали вам некоторое преимущество перед первоначальной природой. Но это несравнимо с тем, что вы потеряли. Вы потеряли жизнь. Ваше потомство, а оно у вас появится, поскольку вкушенный плод открыл вам еще одну тайну, о близости и влечении между мужчиной и женщиной, потому вы станете мужем и женою, и дадите потомство, которое со временем будет только расти числом, и вот это потомство тоже наследует ваш грех. Никто из ваших детей и внуков, и их детей и внуков, не избежит этой участи и будет получать по наследству ваш первородный грех, со всеми сопутствующими ему бедами и напастями, включая и смерть.
Адам, ты больше не можешь продолжать жить в Эдеме. Это чистое место, предназначенное для обитания там чистых созданий. Ты и Ева перестали быть таковыми. Я подыскал тебе один мир. Я создал его давным-давно, сперва населив его диковинными творениями, но потом, убрав их оттуда, обновил его. Я назвал его Землей. Она вполне прекрасна, но и ее среда для тебя теперь станет несравненно хуже среды Эдема. Ты отправишься на Землю доживать свой оставшийся век, чтобы умереть там. Ты и Ева умрете там, оставив на Земле свои тела. А ваши души будут перенесены в наихудший из созданных мною миров, название которому Ад.
Ад создан мною специально для сатаны. Он первый преступник, и злостный, непокорный и надменный ангел. Когда придет черед, его поймают и заточат в Ад, как место, куда будут отправлять всех, преступающих Мои заповеди. Таковы ты и твоя жена, а также ваши потомки. Вы согрешили, а они наследники вашего греха.
Ад тем плох в первую очередь, что он наиболее далекое от Меня место. Чем кто или что больше отдалено от Меня, тем ему хуже. Я источник всех благ. И Я не люблю грех. В ком есть грех, того Я не подпускаю к Себе. Я Чистейший. Чистейший значит Пресвятой. Грех делает грешника грязным. Не должно грязи быть возле Меня. Нечистота недопустима на Пресвятом. Следовательно, и грешнику не должно находиться подле Пресвятого Бога.
Адам и Ева, Я только повелеваю вам, когда окажетесь на Земле, рожайте детей и воспитывайте их, как считаете нужным. Я не даю вам больше никаких заповедей и запретов. Чтобы облегчить вам обитание на Земле, Я возьму часть знакомых вам зверей и корней из Эдема, и заселю ими Землю. Правда, особенно отныне сторонитесь хищников, потому что они больше не станут бояться человека. Чтобы дожить свой век на Земле, вам придется заново многому учиться и привыкать к новому, трудному и неприятному. А в Аду вас ждут еще более сложные испытания.
Выслушав Бога, Адам и Ева заплакали и спросили у Него, почему нельзя никак исправить положение, почему они не могут избежать такой горькой участи, ведь за свой грех они искренне раскаиваются перед Богом.
Я никого не люблю так сильно, отвечал Бог, как человека, и никто не любит человека так сильно, как Я. Моя любовь к тебе, сильнее твоей любви ко Мне. Поэтому, не думай, будто Я меньше тебя желаю, чтобы мы снова общались, как это было раньше в Эдеме. Я больше тебя желаю твоего освобождения от греха. Я могу это сделать, могу просто протянуть Свою могучую руку в твою сторону, и мгновенно исцелить тебя и Еву, отчистив вас от греха.
Я Бог, Мне Одному принадлежит слава на всем белом свете. Если прощу вам грех, Моя слава померкнет и Бог станет бесславным. Нельзя безнаказанно и без последствий нарушать мой запрет, мой Закон. Такое нарушение нельзя легко простить. Раз Я установил Закон, значит Закон этот не пустой звон. Пренебрегать им, означает пренебрегать Богом, пренебрегать Тем, Кому принадлежит слава, то есть бесславить Его. Раз Я установил Закон, значит Закон этот не неверный, но верный. Я, как Всемогущий Бог, не допускаю ошибок, и Мои запреты не могут быть неправильными. Отменив наказание за нарушение Закона, Я лишу Самого Себя славы. Мои законы и запреты станут пустыми. Это как раз то, что надобно сатане.
Если тебе и этого мало, то знай, что Я Справедливый. Нет большей справедливости на свете, нежели справедливость Господа Бога. Подумай, как несправедливо будет отменить наказание в отношении тебя за твой грех, и сохранить его в отношении всех остальных, если таковые появятся. Я Любовь. Как бы сильно Я тебя не любил, Адам, остальных Я люблю также. Пусть и не настолько сильно, но их всех, всех моих созданий, Я тоже люблю. И они заслуживают Моей справедливости не меньше, чем ты, Адам.
Мне придется либо объявить заповедь о запретном плоде пустой, так как прощаю ее нарушение всем. Либо мне придется объявить, что ее нарушение было дозволительно одному Адаму. В первом случае Бог теряет Свое величие и славу, как пустозвон, во втором случае перестает быть справедливым. Но Я справедлив ко всем, ведь даже к сатане Я питаю жалость, невзирая на всю его злобу и ненависть ко Мне. Я Любовь и Милосердие. Но Я и Величие и Слава. Посему, не будет таким простым твое освобождение от греха, Адам.
Адам, за преступлением следует наказание. Наказание снимает преступление. Таков Мой порядок. Есть один способ, это твоя казнь. Я могу казнить тебя и таким способом освободить от греха. Ты умрешь, твоя душа отделится от тела. Но зато Я отчищу твою душу от греха, так как грех отменится из-за понесенного наказания. После, Я также очищу и восстановлю твое тело и воскрешу тебя, как новорожденного и чистого человека, каким ты был до падения. Но Я отвергаю этот способ.
Во-первых, Я не жестокий убийца, а Милостивый и Милосердный Бог. Бог, который не казнит и не убивает своих маленьких, беззащитных, любимых творений, тем более такого из них, кто создан по Его образу и подобию. Твое сердце создано по подобию Моего. Но Мое совершеннее. Если в твоем есть любовь, то Мое переполнено добротой и состраданием. Мое сердце разорвется от боли, когда Я по собственному желанию и Своими руками стану тебя умерщвлять. Даже сатану, злобного и подлого, нераскаивающегося преступника, Я намерен навечно заключить в Ад, но не убивать его. Я Бог и Я не убийца.
Во-вторых, ты, Адам, и без того слишком слаб и немощен, чтобы твоя казнь могла бы полностью удовлетворить приговор за преступление, а получив повреждение своей природы, ты подавно стал не подходящим для подобного дела. А если чего-либо не может человек, венец творений, то тем более это не сможет любое иное создание. Но будь Я жестокосердным, даже будь Я убийцей, и согласись ты на казнь, и в таком случае ты ее не перенес бы. Муки будут для тебя невыносимыми.
Итак, Адам, остается лишь одно наказание для тебя, как и сказал тебе, это заключение в Ад. Я Бог, у Меня все знания и тайны света. Я заранее, еще до сотворения миров, знал, что ты падешь. Но и Я заранее, также до сотворения миров, приготовил спасение для тебя и для твоих потомков, чтобы вам не пребывать в Аду вечно. Через несколько дней Я спасу тебя и твой человеческий род, но пока вам надлежит отправиться на Землю.

Ссылка:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Автор темы
Гость

Re: О природе Христа

Сообщение Гость » 24 окт 2014, 17:22

Часть третья. До потопа

Земля, на которой размножилось и расселилось потомство Адама, была миром не новым, уже знавшим в своем прошлом и других обитателей, как и весьма причудливых по виду огромных зверей, так и отдаленно внешне похожих на людей, но не являвшихся людьми, созданий. Все они каждый раз погибали от случавшихся на Земле потрясений, будь то огненный вихрь, или оледенение, или болезни. Они исчезали с лица земли, Земля пустовала, пока Бог снова не заселял ее. Очередное такое потрясение ожидало Землю вскоре после прихода Адама.
Адам был послан на землю, что называется, доживать свой век. Ему Богом было изначально подарено бессмертие, но он сам своим поступком лишился его. И теперь его тело стремительно старело. Он ожидал смерти, после чего, его душа, отделившись от тела, должна была быть отправлена в другой мир, в свое последнее пристанище, в Ад.
Адам точно помнил наказ Бога родить на земле детей и дать им наказ родить своих. Для чего Бог желал рождения людей, если им суждено было повторять судьбу своего праотца, то есть, прожив короткую и несчастную жизнь, умирать и отправляться в наихудшее место во всем в свете, а Ад, Адам не знал. Он лишь смутно догадывался, что это является частью нераскрытого пока Замысла Бога по спасению Адама и его сынов от вечного пребывания в этом самом Аду.
Адам ведь помнил, что Бог в конце их разговора пообещал ему спасение и возвращение в Эдем. А Бог не из тех, кто ошибается или обманывает. Это Адам знал точно. Правда, Бог обещал сделать это за несколько дней, а прошло уже столько лет. Но он знал, что Бог любит его, и верил, что все равно рано или поздно Бог вытащит из беды, в которую тот попал по собственной, хоть и осознанной, но глупости, поддавшись коварному искушению сатаны.
Для сатаны, кстати, наступило по-настоящему счастливое время. В далеком будущем, оно для него еще разок другой повторится. Но сейчас это было впервые, и сатана наслаждался. Потомство, что родилось от Адама и населило землю, оказалось нечестивым. Это действительно были в основном скверные люди. Насколько они были умны, настолько же они были злобны.
И без того поврежденная природа их праотца, после его прибытия на Землю, то есть место, отдаленное от Бога, становилось еще более портящейся. Немногим из них доставалось в наследство от той маленькой неповрежденной ее части. Эти немногие, иногда, по крайней мере, раскаивались в своих злых поступках, имели, что называется, совесть. Большинство же получало целиком испорченную природу. Соответственно, являясь полностью испорченными, они и творили зло, не только не имея предрасположенности ни к чему доброму, но и являлись бессовестными людьми. Имея внешний облик схожий с Ликом Бога, они, тем не менее, не обладали той природой, что Богом была вложена в первого человека. Следовательно, они и творили вещи, полностью противоположные желаниям Бога.
Сатана тут был им полезным помощником, в деле раздачи гнусных советов. Он просто уже поселился на земле, так ему тут понравилось. Через людей, через их злые поступки, он получил возможность дразнить Бога. Я же тебе говорил, что человек не стоил того, чтобы давать ему предпочтение и ставить его на первое место среди своих творений. Я оказался прав, а ты заблуждался, говорил тогда сатана.
Люди творили зло, но тогда на земле не существовало божественного мерила добра и зла. Никаких законов Бога на земле еще не существовало. Любой мог делать что посчитает нужным, и никто не мог доказать ему, что это угодно, или не угодно Богу. Закон Божий еще не был дан человеку. У человека были свои законы и потому это и названо делать то, что сам посчитаешь нужным делать. Или устанавливать такие порядки, какие согласуются с твоими желаниями, рождаемыми твоей природой. А так как человек испорчен по природе, а значит зол от своей испорченной природы, то и законы и порядки его были злыми.
Способности же, что получены были от запретного плода, вкушенного Адамом, распределились среди его потомков довольно обильно. Люди, как уже было сказано, тогда были умны. Они обладали сверхъестественными способностями. Они также создавали государства со сложными обществами, и оставили после себя некоторую память, в виде странных построек, и легенд с ними связанных. Но какими бы мудрыми ни были эти злые люди, их ждала гибель. Как было отмечено, землю ждало очередное потрясение.
Время от времени, среди тогдашних людей рождались праведники. Те самые, уже упомянутые люди с совестью. Совесть подсказывала им, что большинство людей живут неверным, с точки зрения Творца, мерилом добра и зла. Они обличали общество и старались жить по своим взглядам, как бы сатана не старался соблазнять и их, а он очень старался. Общество их презирало, считая их недоумками. Мудрость, полученная греховным путем, от запретного плода, была потому в основе своей греховной, что исключала знания о Боге. Люди считали, что никакого Творца за пределами земли нет, а если и есть, то Он давно позабыл о людях и бросил землю. Ведь где Он, вопрошали они, почему не явится, почему не покажется и не наведет тут Свой порядок, коли считает нужным, почему не спасет, если мы нуждаемся в спасении. Праведники мало что могли на все это ответить. У них у самих было немного знаний о Боге. Да и те, что были, были в виде сказок о мифическом праотце людей, Адаме.
Адам неоднократно видел Бога в Эдеме. Он говорил с Ним, прикасался к Нему. Видел Адам однажды Бога и в другом месте, в Его верховной обители. Точнее, не видел, а только слышал. И все остальные, то есть ангелы, видели там лишь покрывало, за которым был скрыт Бог и откуда доносился Его голос. При том, голос, как голос в нашем понимании, звучал по эту сторону покрывала, а как это было по ту сторону, оставалось неизвестным.
Любого из живых существ, кому суждено было бы открыть покрывало и узреть Лицо, скрытое за ним, ждала мгновенная и неминуемая гибель, после чего, возможно, последовало бы и обрушение всего нашего белого света. Он даже не успел бы ничего увидеть и осмыслить, как сразу был бы испепелен. Не способен никто и понять, какое Оно, Это Лицо, и какова среда, что Его окружает, и что там вообще скрыто, и как там. Разум человека просто не в состоянии воспринять и усвоить все это, настолько оно запредельно и немыслимо. А попытка снять покрывало, то есть устранить препятствие и открыть туда проход, если такое вообще вероятно, привела бы к уничтожению Вселенной. Это, пусть и не совсем удачное сравнение, но подобно приближению Земли к Солнцу, если Земля как Вселенная, а Солнце как Бог.
Адам, тем не менее, общался с Богом, как и делали это ангелы, и не просто не погиб, но и не получал никаких увечий. Наоборот, все они блаженствовали от нахождения поблизости от Бога. Почему Адам всегда мог видеть Лицо Бога, пока однажды, когда его пригласили в зал дворца, где обычно обитал Бог, он вынужден был смотреть на покрывало, за которым было Его Лицо, он знал. Он не знал, откуда именно ему это было известно, скорее всего, это было заложено в его уме с самого начала. Это знание природы и сущности Бога. Потом, когда Адам отправится в изгнание на Землю, он об этом позабудет, как и позабудет многие другие истины о Боге.
Адам знал, что он мог и не мог видеть Бога не столько по причине различия между мирами. Не столько потому, что в одном мире Бог виден, в другом нет. Никакое место не повлияет на Бога и не изменит Его. Напротив, это Бог оказывает на него и его обитателей воздействие. Причина, почему Адам видел Бога раньше и не мог видеть Его в последний раз, заключалась в том, что это были разные Образы Бога. Образы, или Лица. Так что, причина была как в мире, так и в Образе.
Ни один мир не был пригоден для принятия одного Лица Бога, даже соприкосновения с Ним. Но многие миры вполне годились для другого Его Лица, или Образа. В первом случае, это и было то Самое Лицо за покрывалом. Во втором, это было Лицо, или Образ, Который навещал Адама в Эдеме. Одинаковыми эти Лица не были. Они различались между Собой. Или, можно сказать, Бог дал Адаму знание об этом, что у Него Одна Сущность, но не Одно Лицо, не Один Образ.
Наш свет, то есть Вселенная, никак не вместила бы в себя Первый Образ. Зато Второй Образ, спокойно, без ущерба для нас, входил сюда неизведанным, неизвестным нам путем, и обитал здесь, в тех наших мирах, что в состоянии были воспринять Его. Вот почему Адам мог видеть и не мог видеть Бога. Он мог видеть и не видеть в зависимости от Его Образа.
Бог имел и будет иметь Одну Единую Сущность, в каком бы Лице люди Его не видели. Но Второе Лицо у Него, или у Его Сущности, было не всегда. Всегда у Него было Первое Лицо. А Второе было рождено позже, рождено Лицом Первым, внутри Единой Сущности. Посему, между ними нет существенной разницы, их различие внешнее. Их различие в том, как Они воздействуют на творение при контакте, как их воспринимает творение, соприкасаясь с Ними. Человек может видеть Второго и не может видеть Первого, не потому что у них различные сущности, или природы, но потому что Лица Первого и Второго различаются. Сущность же, или природа, у Обоих Лиц Одна.
По человеческой традиции и субординации, рожденный является Сыном, родивший является Отцом. Отсюда и имена Отца и Сына, хоть сколько-нибудь понятные для описания Бога, непостижимого для человеческого ума и неописуемого человеческим языком.
Рожденный позже, не является рожденным позже в нашем понимании. Рожденный позже, означает поздний в отношении раннего. В нашем понимании, критерием тут служит время. Время определяет кто ранний, а кто поздний. Однако, когда был рожден Сын, времени еще не было. Он был рожден до начала времени, или, если хотите, до начала нашего времени. Он бы рожден в вечности. Время сотворено Богом, как сотворен Богом и весь наш белый свет, с его бесчисленными мирами. Второе Лицо было рождено еще до сотворения света, еще до появления какого-либо творения. И все же, по нашим людским параметрам, рожденный рождается позже рождающего.
Второе Лицо рождено, не сотворено, но рождено Первым Лицом. В Сущности Лица не отделимы, то есть, Они пребывают в Одной Сущности. Но внутри Сущности, они отдельны и не смешаны. Второе Лицо не отделяется в самостоятельную Сущность. Такое отделение означало бы тварность. Нет двух богов, или трех богов, с двумя или тремя лицами для двух или трех сущностей. Есть Один Бог, с Одной Единой Сущностью и Его Лица.
Подобно этому, лед, пар и вода, имея общую химическую формулу, по-разному физически воспринимаются человеком.
Когда Сущность рождала Второе Лицо, Она была в Первом Лице. Вот почему Отец и Сын соответствуют Первому и Второму Лицам. Рождение Лица Сущности не равнозначно рождению новой сущности. Одно Лицо Сущности отдельно от Другого Лица Сущности, но у Обоих Одна Сущность. Они остаются, Они пребывают в Сущности. Иначе, повторим, в случае отделения от Сущности, это было бы творением. Все что отдельно от Сущности Творца, является Его творением. Сущность Бога никем не рождена, Она бесконечна. Поскольку Лица, пусть и раздельные между Собой, при том неотделимо пребывают в бесконечной Сущности, то бесконечны и Они.
Отец бесконечен в отношении любой твари, но не бесконечен в отношении вечного Своего Сына. Сын точно также в отношении Отца и в отношении твари. Так что, Оба равно бесконечны, где каждый бесконечен в отношении твари, но не бесконечен в отношении другого Лица.
Однако, если Отец первоначален в отношении Сына, то Сын не первоначален в отношении Отца, хотя Оба первоначальны в отношении любой твари. Итак, Отец первоначальнее Сына. Он был до Него. И потому, Сын подчинен Отцу.

Ссылка:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Автор темы
Гость

Re: О природе Христа

Сообщение Гость » 24 окт 2014, 17:25

Часть четвертая. Ной, Авраам и Израиль

Ной был одним из тех праведников, чье сердце и совесть подсказывали ему, что что-то в мире не так, что люди живут неправильно. Постепенно, с возрастом, к Ною пришла вера в Бога, а с верой, и любовь к Нему. Пришла не случайно, но от наследства, данного Богом, от той чистой части природы Адама, как и обещал Бог.
Теперь Ной начал обличать порочное людское общество, ссылаясь на Бога. Он утверждал, что люди должны уважать, ценить и жалеть друг друга, потому что это качества, присущие Богу. Бог так относится к нам, и ждет, чтобы мы также относились один к другому. Раз мы созданы Богом, то обязаны угождать Ему, а не жить, как нам вздумается. И необязательно для того непременно ждать награды от Бога. Стоит ли говорить, что люди игнорировали критику со стороны Ноя.
По настоящему счастливый день в жизни этого благочестивого человека наступил тогда, когда Его посетил Тот, Кого он любил и Чье Святое Имя защищал перед последышами сатаны. Ной сперва не понимал, откуда доносится голос Бога, взывавший к нему. Он еще не ведал, что Земля пока не относилась к числу тех мест, что годились для принятия Сына, то есть Лица, Которое могли видеть люди, как это было в Эдеме.
Адам и Ева, до своего падения, могли свободно общаться с Сыном в Эдеме. Но потомки Адама не смогли бы сделать это на земле. И потому что, это был другой мир, и потому что их природа находилась в ином состоянии. Заметим, что они и жили на земле по той самой причине, что обладали соответствующей природой. Иными словами, это было взаимно связанной вещью. Они не могли пока воспринять Сына, потому что жили на земле. А Земля не была еще приспособлена для визитов Сына, как Эдем, так как предназначалась для падших людей. Божественную природу Сына, ни она, ни ее население не выдержали бы. А природу Отца, повторимся, вообще не мог бы выдержать ни один из миров всего белого света.
Но вернемся к Ною. Ему точно было сообщено, что Его навестил Бог. Бог иногда посылал на землю ангелов с поручениями, и в дальнейшем часто будет это делать. Но порой Он приходил Сам, как Третье Лицо, как Третий Образ Своей Сущности, как Святой Дух. Если не было места на свете, что годилось для Отца, то и не было места, что не годилось бы для Святого Духа. Святой Дух везде присутствует и все объемлет.
Принимает ли Вселенная и Сущность Бога, когда Бог присутствует в ней в Лице Сына и в Лице Святого Духа, или, принимая, она принимает только Лицо, а Сущность остается с Первым Лицом за пределами Вселенной, вот это для человека продолжает быть неясным, как и многое другое, когда речь вообще заходит о природе Бога.
Третье Лицо Божественной Троицы появилось с рождением Сына, Второго Лица, и исходит от Отца, Первого Лица. Сын был рожден по воле и желанию Отца, в соответствии с Его замыслом спасения человечества. Но в спасении этом примут участие не Два Лица, а и Третье Лицо, Святой Дух, исходящий от Отца, и подчиненный Отцу. По замыслу Бога, участие Третьего Лица настолько необходимо, насколько необходимо участие Первых Двух Лиц.
Забежим вперед, и сообщим, что подчиненность Второго и Третьего Лиц Первому Лицу есть подчиненность вовсе не рабская. Так, у людей сын в семье не бесправный раб своего отца. Он, конечно, обязан слушаться его, но и сам имеет свое мнение, которое отец выслушивает и берет во внимание. И будучи обязанным, он все равно порой не слушается, что нередко случается в семьях.
Замысел по спасению человечества не был одним замыслом Отца, так, чтобы Сыну и Духу были лишь переданы уже готовые подробности, и велено было их выполнять. Нет, это было Согласие Трех Лиц, под предводительством Отца. Сын добровольно согласился на Свою миссию, предложенную Ему Отцом. Отец все задумал Сам, но при том советовался с Сыном и Духом. А главное, Он спросил у Сына, но не приказал Ему, согласен ли Тот на Свою миссию, ведь Его ждала наисложнейшая роль в этом Святейшем Акте.
Возвратимся к Третьему Лицу. Сущность Святого Духа так же божественна, как божественна Сущность Отца и Сущность Сына. Потому что Сущность, или природа, у всех трех Лиц Одна. И все же, раз Он Третье Лицо, значит Он Лицо отдельное, хоть и неотделимое от остальных Двух Лиц за рамки божественной природы, но внутри природы отличающееся от Отца и Сына.
Для человека, Бог в Лице Святого Духа является Богом. Это вовсе не означает, что два других Лица в тот момент сняты, подобно маскам, и запрятаны куда-то в комод. Другое дело, что находясь на земле, в отдалении от Бога, человеку, при своей покалеченной природе, невозможно целиком постичь слаженность и синхронность Трех Лиц во времени и пространстве. У людей не бывает более одного лица, или образа, отсюда и недоступность человеческого ума к полному постижению понимания Божественной Троицы.
Теперь вернемся к Ною. Бог предупредил Ноя о скором грядущем потопе, что смоет с земли все живое. Он также сообщил ему, что избрал его и его семью для особого задания. Ною предстояло построить, не без помощи Бога, огромный деревянный ковчег, где бы укрылась от воды его семья, с запасом пищи, а также все звери, каких он с сыновьями сумеет поймать, и где они собрали семена растений. Ной все выполнил, потоп в самом деле скоро грянул, стерев с лица земли все живое, кроме ковчега, сконструированного по схемам, данным свыше.
Когда вода ушла, появились участки суши и Ной сошел на берег, то он с семьей оказались единственными живыми людьми на всей земле. Ной был выбран Богом, потому что на нем менее всего отразились дары запретного плода, и, напротив, в нем больше чем у остальных звучал голос совести. Бог, опять-таки, до его рождения избрал его, чтобы наделить его этим и отдалить от того. Таким образом, пресловутые люди запретного плода вымерли, что было первым шагом в начатом деле спасения человечества, то есть восстановления его павшей природы.
И хоть грехопадение человека произошло не из-за попадания в кровь Адама и Евы соков того плода, Бог перво-наперво желал их искоренения из природы человека. И, несмотря на то, что полностью они вытравлены так и не были, что наблюдается и по сей день, во всех этих экстрасенсах и визионерах, в телекинезах и телепатиях, и всем прочем подобном, это просто несравнимо с тем, что умели допотопные люди, и насколько это было развито в них. Если бы Бог желал этого в человеке, Он заложил бы это в его природе. Но поскольку эти дары были человеком самовольно приобретены, при чем, противозаконно и в результате провокации сатаны, то им не находилось места в его будущей спасенной и восстановленной сущности.
Бог дал человеку ноги, чтобы он ходил, но не дал крыльев для полетов. Если бы Бог хотел чтобы человек летал, Он наверное наделил бы его крыльями от природы, не так ли. Человек обязан благодарить Бога за то, каким Он его создал, а не пытаться, ради удовольствия и развлечений, ради каких-то прихотей и дополнительных удобств, менять в себе что-либо, что заложено от природы, добавлять или убавлять, из того что дано или не дано. Это может и не преступление, но это точно не одобрено Богом.
Сатана, временно покинувший землю, чтобы издали поглазеть на резко нахлынувшее столпотворение в Аду, понимал, что, сколько бы хорошего не было в Ное, плохого в нем больше, потому что от самого первого, до самого последнего человека, на всех лежал, и будет лежать грех, а от него и тяга к злу. Просто в праведниках это проявлялось меньше других, хотя и праведники иногда, что называется, спотыкались. И все же, пусть они и шли после смерти в Ад, бок о бок с нечестивцами, однако они не вызывали такого Божьего гнева, как вызывали нечестивцы и язычники, а оказавшись в Аду, праведники продолжали оставаться праведниками и поклонниками Бога. Правда, они все равно оставались испачканы преступным первородным грехом, впитавшимся в их души, отчего Бог никак не желал в таком состоянии взять их к Себе.
Сатана лишь ждал, когда люди вновь расплодятся на земле, когда запасов доброй части природы Ноя для его потомства будет становиться еще меньше. Как ненавидевшее Бога и человека, это неспокойное существо не собиралось пройти мимо возможности опять соблазнять людей, и без того предрасположенных к тому, чтобы совершать ужасные поступки. После каждой такой выходки, когда провокация завершалась успехом, и человек осквернялся, сатана со злорадной ухмылкой поглядывал на небо. Люди, если и ведали о его существовании, то толком мало что знали. Он орудовал на земле, всегда пряча свой подлинный облик. Либо как злой дух, переходя в невидимую форму, способную шептать на ум человеку. Либо, совсем изредка, принимая облик тех или иных людей.
Мы помним, что всем этим фокусам он научился от демонов, или бесов, или чертей, во время пребывания в их мире. Праздные демоны тоже шатались по земле, но вопросами противостояния с Богом не были взволнованны, а больше заинтересованы были в гадких шалостях и мелких пакостях и всевозможных примитивных интригах, всегда направленных против одних лишь людей, да и то, одной только забавы ради, ведь больше и не с кем. Они и против Бога тогда за сатаной пошли, без сомнений, будучи оболванены им, знавшим тонкости их авантюристской натуры. Принципиальной вражды против кого-либо демоны не имеют, в отличие от, просто одержимого ненавистью, сатаны. И все же, когда число людей возросло и сатане для своих дел на земле понадобились вспомогательные силы, он сумел обзавестись целой армией чертей.
После потопа, Бог снова пришел к Ною, со вторым и последним заданием для него. Бог сперва передал Ною Свой краткий свод законов, ставших первым после Эдема Божьим Законом. Вслед за этим, Он повелел Ною, чтобы тот основал первую в истории Церковь. Церковь, это людское общество, собранное во имя Бога и для Бога, то есть для служения Богу и Его прославления, наконец, для изъятия из этого собственной пользы, так как конечным результатом присоединения к Церкви, для человека будет спасение.
Церковь Ноя в этом плане не была полноценной Церковью. С ее помощью не удалось бы спастись. Но быть ее членом, означало быть угодником Божьим. Упомянутый чуть выше Закон, стал дисциплинарным стандартом Церкви Ноя, члены которой были обязаны его соблюдать. Таким образом, находясь в Церкви, ты жил по Закону, а исполняя Закон, ты творил богоугодное дело. Это не спасало тебя, не приносило тебе никакой пользы, но это отводило от тебя Божий гнев, вместо чего, ты выглядел хоть немного достойнее в глазах Бога.
Больше не надо было гадать, полагаясь на одну совесть, что одобрит или не одобрит Господь. Отныне существовал Закон, краткий и устный, простой и легкий, где излагались основные принципы, по которым можно было понять, какой поступок рассердит и огорчит Бога. Тогдашний Закон был запрещающего характера. От испорченного человека нельзя было ждать добрых поступков. Так Закон хотя бы запрещал совершать злые.
И кто следовал законам Ноя, тот таким способом прославлял Бога. Поскольку в Законе отражалась Божья Слава. В них запрещались вещи, не только не соответствующие природе и характеру Бога, но полностью противоречащие им. И потому, не преступая Закона, то есть, не делая вещей, противных Богу, ты уже прославлял Его. Этого конечно мало, но и этого было достаточно для такого испорченного создания как человек. Не творить то, на что тебя толкает сама природа, уже большое и геройское дело. Особенно если удерживаешь себя ради Самого Бога.
Первые два правила относились к взаимоотношениям человека и Бога. Запрещалось язычество, или наделение божественных атрибутов кому-либо или чему-либо, кроме Самого Бога, или приравнивания Его с кем-либо или с чем-либо. Запрещалось осквернения Святого Имени Божьего устами и мыслями, или вообще, какая-либо хула в Его сторону. Иначе говоря, человек не имел права пытаться унижать, или оскорблять Бога.
Это тем более было актуальным, что допотопное общество тяготело к идолопоклонству, и не было уверенности, что в ближайшем будущем, такое же испорченное пост-потопное человечество не вернется на пусть воздвижения истуканов и поклонения им как могущественным богам, повелителям стихий и тому подобного. Такими методами, неверный человек отнимал на земле славу у Творца и наделял ею мертвые камни.
Следующие три правила регулировали отношения между людьми. Запрещалось прелюбодеяние, то есть, мужчина и женщина имели право ложиться только со своим супругой и супругом. Запрещалось убийство человека человеком. Запрещалось воровство.
Наконец, последнее правило касалось отношения человека к животным. Запрещалось без причины лишать их жизни, мучать их. Хотя, их мясо и не запрещалось. Например, в Эдеме, Адам и Ева употребляли исключительно растительную пищу. На земле же их потомки быстро научились есть плоть. Бог разрешил убивать животных только для еды, будь то домашний скот, или дичь. А также требовал, чтобы совершалось это как можно безболезненнее для жертвы.
Во всем это проявлялась Его Слава. Бог не жестокий садист, измывающийся над бессловесным созданием. Бог не убийца, не вор и не прелюбодей. Бог Един и Велик. Он не имеет равных Себе. Признание всего этого человек подтверждал путем следования Закону.

Ссылка:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Автор темы
Гость

Re: О природе Христа

Сообщение Гость » 24 окт 2014, 17:28

(продолжение четвертой части)

Церковь Ноя была Церковью домашней, или семейной. После его смерти, и смерти его ближайших потомков, эта Церковь постепенно расстроилась. Потомство Ноя разрослось числом и расселилось по земле. Заново появились народы, города, страны. И снова люди стали жить нечестивой безбожной жизнью, похожей на ту, какой жило допотопное общество. Память о Церкви Ноя сохранялась, и отдельные праведники, которые естественно все еще рождались на земле, следовали, или старались следовать, ее правилам, или некоторым из этих правил.
Но Церкви, как союза людей, как общины, больше не было, пока не появился человек по имени Авраам. Авраам был ярчайшим ревнителем и поклонником Бога. Именно его Бог избрал для восстановления Своей Церкви, из Церкви Ноя реформированной в Церковь Авраама. Она тоже была домашней и семейной.
Авраам имел почти те же проблемы, что и его предшественники. Совесть не давала ему покоя. Он не мог спокойно находиться в обществе язычников. Особенно он не терпел идолопоклонников и частенько лупил своим посохом по их истуканам. Во время бесконечных ссор с безбожниками, когда оппоненты приводили ему последний аргумент, мол, чего же ты так носишься тут со своим Богом, когда ты сам знаешь, что после смерти нас не ждет ничего хорошего, так не лучше ли человеку, пока он живет, жить в свое удовольствие и по своим, а не чужим, правилам, Авраам отвечал, что и в Аду, если ему туда суждено, он продолжит молиться Богу и соблюдать Его заповеди. Вдобавок, Бог обещал спасение людям, а значит и из Ада всегда есть шанс выбраться, если Бог того пожелает. Правда Бог обещал спасение, как помнил Авраам из сказаний об Адаме, через несколько дней, а прошло с тех пор уже много веков, но спасение пока не приходило и человек по-прежнему находился во тьме.
Авраам полагал, что время у Бога и время на земле, имеют относительно друг друга различный ход. Что у Бога было несколькими днями, на земле равнялось нескольким тысячелетиям. Зато в Аду временная градация различалась в зависимости от круга. В одном, адские дни равнялись земным годам, в другом, адские годы земным дням. Следовательно, умерший за тысячу лет до спасения и умерший за век до него, распределялись в соответствующие круги так, чтобы между ними не ощущалось разницы в сроках пребывания в Аду. Адам, например, ждал там своего спасения ровно столько же, сколько своего ждал какой-нибудь человек, умерший всего за год до прихода Спасителя.
Аврааму, из-за постоянной конфронтации с язычниками, приходилось вести почти кочевой образ жизни. Но он не был бедным человеком. Он поддерживал союзнические отношения с родственниками. У него была большая семья и слуги. Он владел стадами. Короче, Авраам, подобно Ною, стал патриархом, главою клана, куда входили, как и представители его рода, так и наемные работники. Но все это не приносило ему такого счастья, какое приносила вера в Творца и поклонение Ему. Авраам мечтал восстановить Церковь, и Бог, изначально вложивший в Авраама предрасположенность к праведности, повелел ему ее восстановить.
Бог, как это было и в случае с Ноем, дал Аврааму только два приказа. Первый касался Церкви. Авраам должен был не просто восстановить Церковь Ноя в ее первозданном виде. Бог требовал, чтобы Авраам на ее фундаменте основал новую Церковь, Церковь Авраама. Данная реформированная Церковь, хоть и она также была неполноценной, так как тоже не давала спасения, имела одно отличие от Церкви Ноя. Закон оставался целиком прежним, только добавлялся еще один пункт. Отныне, чтобы стать членом Церкви, мужчине предстояло пройти обряд обрезания своей крайней плоти. Обрезание являлось символом принадлежности к тогдашней Церкви Божьей. Делая обрезание и вступая в Церковь, ты договаривался с Богом, что теперь становишься Его человеком, одним из членов Его особого, отдельного от неверных язычников, народа. Этот договор назывался Заветом.
Однажды, Авраама посетил ангел и передал ему приказ Бога. Вторично Бог обращался к Аврааму с целью испытания. Авраам должен был на рассвете отвести своего любимого сына на ближайший холм и казнить его там, принеся его, таким образом, в жертву Богу. Непостижимо, через какие душевные терзания прошел в ту ночь Авраам, но на рассвете они с сыном и ягненком уже поднимались по холму. Такова была вера этого выдающегося человека, что он без колебаний приготовился умертвить самое любимое и драгоценное что имел в жизни, своего ребенка, ради исполнения Господней воли и из любви к Нему.
Сыну он пояснил, что они идут приносить в жертву ягненка, чтобы юноша до последнего не знал об ожидавшей его страшной участи. Достигнув вершины холма, Авраам уложил сына и достал жертвенный нож. Но в этот момент он был остановлен явившимся ангелом. Он объяснил Аврааму, что Бог не желал смерти мальчика ни в каком случае, а просто испытывал верность и преданность Авраама, любит ли тот Бога больше всего на свете. Затем ангел добавил, что он также пришел с новым постановлением от Бога для Церкви Авраама. Отныне полагалось периодически приносить в жертву ягненка.
Попутно заметим, что этот эпизод не был случайностью, не был жестокой утехой заскучавшего тирана. Здесь впервые был показан прообраз будущего Акта Спасения человечества, когда ради спасения того, кого любишь, приносишь в Жертву Своего Любимого Сына.
Спасение человека возможно только внутри Христианской Церкви. Прообразом Христианской Церкви была Церковь Израиля, прообразом которой, в свою очередь, были Церкви Ноя и Авраама. Еще раз отметим, что в данном случае имеется в виду не храм и не деноминация, а общество верующих людей, объединенных в Божий народ и подписавших с Богом Завет.
Старый Завет подписывали кровью, через обрезание, то есть кровопускание. Это намек на грядущее Искупление путем пролития Крови Спасителя. Новый Завет подписывается водой, через крещение, как намек, что Кровь выпущена и Искупление состоялось, и теперь Ее смывают чистой водой обновления и очищения. Отныне, чтобы стать членом Церкви, человек должен был пройти обряд крещения. Но это еще впереди, мы же пока остановились на Церкви Авраама.
После смерти Авраама, его Церковь не расстроилась. Его потомки продолжали соблюдать заповеди Ноя, раннее перечисленные, и обряды Авраама, а именно обрезание и жертвоприношение. При чем, приверженность обрядов перевалила в своем значении обязанность соблюдать заповеди. Потому что падшему человеку легче было раз сделать обрезание и иногда приносить жертвы, нежели всегда удерживать себя от соблазнов не прелюбодействовать, не красть и не убивать, а также бережливо обращаться со скотиной. Но единобожие, по крайней мере, они сохраняли, на относительно достойном уровне конечно. Относительно, в смысле, в сравнении с остальными падшими людьми, не принадлежавшими к Церкви, и все глубже погружавшимися в язычество и безграмотность.
Чем более росло население земли, тем меньше в нем оставалось здоровой природы. Память о Боге, знания о Нем деградировали, нравы ожесточались, человек все более, что называется, сатанел. Не избежала таких проблем и Церковь. Она теперь, кстати, стала называться Церковью Израиля, по имени одного из внуков Авраама, родившим двенадцать сыновей от нескольких жен. Отпрыски этих сыновей составили целые кланы, или колена внутри Церкви.
Так Израиль стал замкнутым обществом и национальной Церковью, куда, за редким исключением, не принимали прозелитов извне, то есть никого из чужаков мужского пола, никого из тех, кто не был потомком Израиля, не обращали в Божью веру, за единичными случаями. Израиль стал народом. Трудно согласиться с теми, кто считает, будто это было против божественной воли. Нет, это входило в планы Бога.
Богу нужна была Церковь на земле, Церковь способная выжить в тогдашних суровых исторических реалиях, среди крупных и мощных царств, созданных агрессивными язычниками. Пусть и не безупречная, даже далеко не безупречная, но единственная, где сохранятся правильные представления о Боге. Богу нужен был народ, через который на землю пришел бы Спаситель, народ, ставший бы Его земным соучастником в деле спасения человечества. Особый, избранный народ Божий, которого ждала длительная тренировка и репетиция для грамотного аккомпанирования в деле Акта Искупления.
Любой обычный народ, состоявший из безнадежно павших и грешных людей, остававшийся языческим и не прошедший длительной подготовки путем длившихся веками сеансов богослужебной терапии, не сумел бы ничего понять и провалил бы центральное событие в Божьем Замысле. Итак, Бог начал готовить Себе плацдарм на земле, и им должен был стать Израиль. Ясное дело, что израильтяне по своей природе ничем от остальных людей не отличались. Что там, что там, была все та же поврежденная природа, стремившаяся больше к сатане, нежели к Богу. Но, по крайней мере, если не все из них защищали бы Израиль ради Бога, то защищали бы его хотя бы по иным, материальным соображениям, как то патриотизм, или коллективизм. Церковь Израиля должна была выжить до явления Спасителя, и не просто выжить, но выжить при том не переродившись, сохранив свою основу в виде заповедей и обрядов, то есть сохранить Завет.
И вот тогда на свет появился Моисей, будущий неутомимый исполнитель Божьих указаний и величайший из всех пророков, на кого Бог обратил Свой взор для очередного и жизненно важного реформирования Церкви. Когда Бог обратился к Моисею, тот уже давно прошел зрелую стадию жизни. Не то чтобы он был одним из праведников, но и порочным человеком он точно не был, иначе Господь никогда не избрал бы Его для исполнения Своей Воли, а избрание это состоялось благодаря предрасположенности Моисея к вере в Бога и любви к Нему, исходившей из той маленькой здоровой частички в его душе, на которую мы тут неоднократно ссылались, и о которой было сказано, что и в ее получении нет ничего случайного, но это есть промысел Бога, по Своему усмотрению решавшего кого ею наделить.

Ссылка:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Автор темы
Гость

Re: О природе Христа

Сообщение Гость » 24 окт 2014, 17:30

(продолжение четвертой части)

Раскрытие бурной политической жизни древнего Израиля, начатой со времени Моисея и длившейся до самых времен Спасителя, не входит в задачу данной работы. Посему, мы не станем вдаваться в подробности исторической хроники, исключая конечно интересующие нас отрывки.
Время, когда Господь Бог Святой Дух заговорил с Моисеем, было нелегким для Израиля. Народ находился в буквальном рабстве у языческого Египта. Под гнетом безбожных египтян, израильтяне оказались на пороге духовной гибели, и тотальной ассимиляции и исчезновения.
Моисея, по указанию Бога, ждала куда более трудная миссия, чем у всех его предшественников, даже таких как Ной и Авраам. Он, во-первых, с помощью Бога должен был освободить Израиль из рабства и вывести его из Египта. Во-вторых, найти ему землю, на какую укажет Бог, для основания собственной страны, для будущей безопасности. В третьих, провести грандиозную реформацию Церкви Израиля.
С первой задачей израильтяне справились, при чем, сделали это благодаря прямым вмешательствам Бога, впервые сотворившим на земле неслыханные доселе чудеса. Вторая задача была исполнена лишь много лет спустя, уже после кончины Моисея. Третья задача постепенно осуществлялась во время выполнения второй.
Израильтяне давно забросили заповеди, пренебрегали обрядами, и сохраняли слабые познания о Боге. Одна из причин этого, кроилась в том, что Закон в Церкви Ноя и Авраама был устным, из-за чего, в Церкви Израиля его выполнение стало необязательным и добровольным. Главным критерием теперь было обрезание.
Другая причина, в том, что не было специальных законников, то есть толкователей Закона и надзирателей для его соблюдения. Каждый как хотел, так его и интерпретировал, ведь он был устный, то есть оспоримый, и вдобавок, не имел узкопрофильных защитников.
Бог на этот раз не просто сообщил о Законе, Он его написал Самолично, призвав Моисея подняться на гору, где все это произошло. Спустился Моисей с двумя каменными плитами, названными Скрижалями Завета. Люди в недоумении и испуге шарахались от него, такой фантастический свет исходил от его лица, ведь когда Святой Дух при Моисее выводил буквы на скрижалях, происходило божественное чудо, что и запечатлелось на лице человека, ставшего его свидетелем.
Выше указывалось, что Закон Бога есть Его земная Слава. Он включает в себя то что нужно и то что нельзя делать человеку, в качестве отражения подлинного характера Бога, того что Ему присуще и не присуще, того, что, соответственно, допустимо и недопустимо делать человеку, как отблеску Бога, созданному по Образу Его и подобию. Следуя Закону, не просто указанным в нем заповедям, но именно как заповедям Закона, человек прославлял, таким способом, своего Создателя.
Потому что любой язычник и безбожник может принципиально не прелюбодействовать, не убивать и не красть, быть добрым и порядочным человеком. Но если его принципы основаны не на Законе, а на собственных пристрастиях, то это не прославление Бога. Пристрастия то такие, понятно, откуда, как наследие от Адама. Но без веры в Бога, без любви к Богу, исполнение остальных заповедей было пустым действием, заключенным в рамки людского общества с его человеческими ценностями.
Заповедей, что были начертаны на скрижалях, было десять. Они оказались расширенной и переработанной формой заповедей Ноя. Суть Закона осталась прежней. Просто теперь он был зафиксирован. А от него, подобно ветвям дерева, шли многочисленные уточнения и исключения, поправки и пояснения по главным заповедям. Так была написан церковный учебник Израиля, или Тора. Тора одновременно являлась и Конституцией Израиля.
Обряды Авраама тоже подверглись переформатированию, при сохранении первозданной сути. Обряд жертвоприношения усложнился. Появилась целая система, регулировавшая принесения жертв. Все это также описывалось в Торе, где, когда, как и какую жертву можно было и нужно было приносить. Были жертвы и как благодарения Богу в праздничные дни, были и искупительные жертвы, за нарушения заповедей. Совершать их дозволялось только первосвященникам и священникам, которых израильтяне называли когенами и левитами. В Христианской Церкви это соответствует епископам и пресвитерам. Все они без исключения принадлежали к колену, или племени, из которого происходил Моисей. То есть, его родное племя стало особым священническим коленом, жившим исключительно за счет прокормления остальным Израилем, и ничем другим не занимавшимся, кроме исполнения обрядов, и изучения и толкования Закона.
Однако, не всякие нарушения Закона разрешалось покрывать жертвоприношением. Немало преступлений наказывалось денежными и прочими штрафами, немало телесными наказаниями, в том числе и смертной казнью. Особенно, злостные преступления против Славы Божьей.
Израиль отныне допускал к себе чужестранцев и инородцев, но с кучей оговорок. Практически эти люди никогда не избавлялись от статуса людей второго сорта. Мало кто горел желанием вступать в такую закрытую Церковь. А еще больше было тех, кто, соседствуя с израильтянами, ненавидел их и вел с ними беспрерывную борьбу не на жизнь, а насмерть. В целом, Израиль сохранял в себе одних природных израильтян, никому из которых, кстати, не позволялось отделяться от народа, или принимать верования и культуру других народов, то есть нарушать Закон, заповеди которого были обязательны для каждого израильтянина, а верование или неверие перестало быть делом добровольным и сугубо личным. Непокорных просто истребляли. Все данные законы записывали в Тору, служившую отныне церемониальным, законодательным и нравственным кодексом, короче говоря, ориентиром для повседневной жизни Израиля.
Как было уже замечено, здесь не преследуется цель разворачивания и аналитики истории Израиля. Скажем, что за много веков она часто изобиловала яркими и впечатляющими эпизодами. Ко времени пришествия Спасителя, Израиль опять жил под чужеземным игом, на этот раз римским. От некогда довольно немаленького народа, в результате веков иноземных вторжений и завоеваний, внутренних распрей, сохранилось одно лишь колено Иуды, тогда как уцелевшие остатки других колен влились в его состав.
Так как Иуда теперь был единственным полноценным коленом, его стали ассоциировать со всем Израилем. В честь этого, самих израильтян окрестные народы все больше называли иудеями. Израиль и все что с ним было связано в прошлом, как материальное, так и духовное, уцелело и сохранилось в Иуде. Это не было случайностью. Бог изредка все это время говорил с Израилем, через Своих пророков, особо избранных людей, передававших обществу и правительству желания и намерения Бога. Через пророков стало известно, что грядущее спасение, а оно всегда занимало центральное положение во всем учении Церкви Израиля, придет через Иуду.
Вот так воля Господа не была нарушена, и Замысел должен был быть исполнен. Иуда выжил, а Израиль выжил в Иуде, и, выжив, при том, что важно, не переродился, но сохранил свою Церковь и Закон, то есть сохранил Завет. Закон, записанный в Торе, был дан Богом Израилю, чтобы Церковь Израиля не погибла, после чего не погибли бы сами израильтяне, живые носители Завета. Израиль был теократией, и только с помощью Церкви он держался, а Церковь держалась на Законе, и все это составляло Завет, то есть договор с Богом. Следовательно, без Закона, без Торы, без Завета, Израиль ждало рассеивание и растворение среди иноплеменников, подобно другим родственно близким израильтяне народам.
Они тоже происходили из родства с Авраамом, и соседствовали с израильтянами, это такие народы, как едомитяне, моавитяне, аммонитяне. Но у них не было Церкви и Закона, вместо чего, имелись лишь слабые познания о Боге, доставшиеся от Церкви Авраама. Господь не избрал из их среды своего Моисея и не дал заповедей, не заключал с ними Завета. Они, подобно остальным народам, были предоставлены самим себе, в следствии чего, быстро впали в отрицавшее Бога язычество, научившись этому от влиятельных держав тогдашнего мира. Ни один из древних маленьких народов не выживал, но со временем растворялся во вновь образующихся народах, как раз и состоящих из этих мелких народов, где они вскоре перемешивались друг с другом. Так и произошло с Едомом, Моавом и Аммоном.
Так произошло и с Израилем, вернее, большей его частью, исключая отдельные рода в том или ином колене, примкнувшие к Иуде. Все колена Израиля со временем практически отпали от Церкви, забросили Тору, потеряли Закон, и пропали, поглощенные большими новообразованными державами. Израиль, повторимся, выжил только в Иуде, упорно державшемся идеи своей обособленности, исключительности и избранности. А идея эта уходила корнями в Тору, где повествовалось, что Бог избрал Израиль для Своей какой-то особой цели.
Сатана изо всех сил старался внедрить язычество в Израиль и Иуду. У тех народов не было Торы, и язычество быстро восторжествовало, погубив сами эти народы. Если бы язычество также восторжествовало во всем Израиле, это погубило бы и его, целиком, а значит не осталось бы народа, через который Господь готовил спасение. Вот в чем была ценность Торы. В Торе излагались и заповеди и система наказаний за их нарушение. Даже самый отъявленный или потенциальный язычник в среде Израиля, стараясь избежать наказания, сторонился язычества. Правда периодически язычество на короткие отрезки времени торжествовало, но в итоге все равно искоренялось новыми правителями и поколениями, восстанавливавшими Закон, обычно благодаря импульсам от пророков, на которых оказывал воздействие Бог Святой Дух.
Не станем повторяться и называть причины, почему подавляющее большинство людей тяготело к злу. Израильтяне тут не составляли исключения. Да, в Моисее была совесть, и любовь к Богу, как и были они у других пророков, и некоторых обычных израильтянах, о ком мы ничего не знаем, так как их имена просто не попали в хроники, или попали, но без подробных жизнеописаний. Но все они составляли меньшинство. Людская основа Израиля всегда была такой же испорченной, какой были испорчены людские основы языческих Вавилонов и Ассирий.
Однако, благодаря Торе, Израиль отличался от них, и более-менее еще придержался благочестия, не мнимого благочестия, когда безбожник, например, не убивает, потому что ему кажется это неправильным, хотя и это в нем от Бога, чего он не понимает и не признает, считая это своим достижением, не такого мнимого благочестия, но благочестия, законно установленного свыше, через откровения, данные пророку, а именно Моисею. В этом благочестии была Слава Божья.
Подавляющее большинство иудеев до конца этого не понимало. Они просто следовали Торе, потому что ей следовали их предки. Они стали держаться за Закон и Завет, ради самого Закона и Завета, а не ради Бога. Их священство и богословие, то есть книжники, заковало Образ Бога в тексты Торы. Теперь книга стала богом, и перестала быть отражением Его Славы. Это и называется книжничеством. Если ты славишь Бога ради чего-то или кого-то, кроме Его Самого, то это не прославление Бога.
Церковь давно уже стала национальной и формалистской, а ее члены в основном людьми черствыми. Они не убивали по заповеди Бога, это так, но первопричиной считали не столько Бога, сколько Тору. Не столько ради Бога, но поскольку это написано в Торе, они считали грехом убийство, и тому подобное. А Тору они любили как наследие предков, как национальное достояние и гордость перед язычниками, держась за нее потому, почему, как им казалось, держались за нее их предки.
К примеру, нарушение заповедей в случае с инородцами и в отношении иудеев, имели разную окраску. Не причинять зла ближнему, теперь относилось к ближнему единоверцу. Ближним теперь был только единоверец, и людьми считались только единоверцы. Человечество в уме иудея скукожилось в рамки Израиля, где человеком был только обрезанный, а необрезанный, или неверный, то есть тот, кто находился за этими рамками, то есть не иудей, считался недочеловеком, кем-то промежуточным между животным и человеком. Преступления против него и преступления против иудея несли разную тяжесть и ответственность, как если убийство человека и собаки. Всему этому учили книжники, превратившие Церковь в полуязыческий культ.
Все перечисленное было частью промысла Божьего в деле спасения человечества, включая и самих иудеев. Пророки по-прежнему объявляли, что Закон дан не ради Закона, и в первую очередь не ради человека, хотя и для него тоже, но для богопознания и богопоклонства. Что Закон дан, чтобы уцелела Церковь, а через нее, знания о Боге и поклонение Богу. А все это, в свою очередь, нужно было для подготовки к приходу Спасителя.
Пророки, имевшие откровения от Духа Святого, прекрасно осознавали, о чем шла речь, когда речь заходила о Спасителе. Спаситель, шел как Спаситель Небесный, Мессия, или, у иудеев Машиах, по-гречески Христос. Тот, Кто снимет с человека древний грех и болезнь, и из падшего и мертвого, снова сделает чистым и живым, чтобы он получил возможность вернуться к своему Любимому Создателю. Соответственно, главное в земной жизни это спастись для жизни небесной. Что Церковь Израиля создана для Его прихода и исполнения Акта Спасения, что через Церковь спасутся иудеи и не иудеи, короче весь разно племенной люд, из тех, кто достоин спастись. Что Тора в руках самовлюбленных и гордых, материалистически настроенных книжников, превратилась в инструмент для их политических манипуляций.
Правителей и священников Израиля такие речи не устраивали, и они, либо затыкали пророков при их жизни, либо после их смерти интерпретировали их записи по-своему. Они изобрели учение о земном мессии, как некоем иудейском пророке. По их задумке, он должен был спасти Израиль от рук неверных, повести армию иудеев против всех этих языческих держав, сокрушить их, завоевать весь мир и поставить Израиль во главе отсталых народов. Чтобы они учились у Израиля Торе, или, как мы видим, не Торе, а той трактовке Торы, какую дадут им иудейские учителя. И таким способом установить справедливую жизнь на земле. Это и было в понимании книжников обещанным спасением и царством божьим, а на деле являвшимся царством мира сего, что конечно не имело никакой связи с нашим Отцом Небесным, Господом Богом.

Ссылка:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Автор темы
Гость

Re: О природе Христа

Сообщение Гость » 24 окт 2014, 17:32

Часть пятая. Иисус Христос

Иоанн, прозванный Крестителем, занимает последнее в списке пророков Церкви Израиля по очередности, но по своей значимости, ему должно занимать первое место. Ему суждено было стать предвестником Спасителя, стать тем, кто не просто провозгласит Его прибытие, но собственноручно укажет народу на Него. И как многие пророки, за свои откровения и призывы, Иоанн поплатился головой, будучи казненным марионеточным руководством Иудеи. Но потеряв жизнь на Земле, Иоанн приобрел ее на Небе, там, где он с тех пор блаженствует возле Бога.
Иоанн, будучи избранником Бога, отозвался на призыв Святого Духа, получив от Него знания. Осознав насколько греховна его душа и природа, он возненавидел сам себя, начал истязать собственный организм, соблюдая пожизненный строжайший пост, скрываясь в пещерах от земных благ, будучи одетым в лохмотья. Он понимал, что умерщвлением плоти, душу исцелить невозможно. Ее вообще исцелить может только Бог. Но ничего с собой поделать не мог, и подобно своим древним предшественникам на этом поприще, он обличал падение людских нравов. Пусть даже и исправление этой беды лежало за гранью людских возможностей, Иоанн не находил для человека оправдание и призывал всех каяться в своих грехах перед Богом.
Единственной радостью в его жизни было знание, полученное от Бога, что он станет свидетелем пришествия Спасителя, и что именно ему надлежит объявить о том людям. Иоанн лишь попросил объяснить, как ему разузнать, Который будет Им. На что был ответ, что над Человеком, над которым он заметит голубя, как символа Святого Духа, Тот Человек и есть Спаситель.
Иоанн временами начал появляться у реки Иордан, в чьих водах стал купать людей, приходивших послушать его проповеди и желавших стать его учениками и последователями. Он учил, что купанием в воде, они проходят новый обряд, обряд крещения, установленный для новой Церкви и нового Завета с Богом. Главою этой Церкви будет Сам Спаситель, и без Его согласия и одобрения, купание в воде будет обычным купанием, а не крещением. На вопросы некоторых, не он ли тот самый спаситель, Иоанн Креститель пояснял, что он призван только провозгласить Его приход и указать на Него. Все остальное относительно новой Церкви и нового Завета, они непосредственно узнают от Самого Спасителя.
Однажды, когда Иоанн Креститель как обычно проповедовал и крестил у Иордана, его глаза заметили приближающегося к ним Человека. Высокий, худощавый и широкоплечий, с аккуратно постриженной бородой и длинными, ниспадающими на плечи шелковистыми локонами волос, красивый лицом, Он был одет в простую ризу и хитон, обычную одежду тогдашних иудеев.
Вдруг Иоанн затрепетал от волнения, увидев как к Человеку опускается с неба голубь, что было свидетельством от Святого Духа, что Он и Есть Спаситель Христос. Сомнений больше не было, он понял, Кто идет. Идет Вера, Надежда и Любовь, идет Верный и Надежный, Любящий и Любимый, идет Тора и Церковь, Закон и Завет, идет Альфа и Омега, идет кроткий и смиренный Агнец, то есть ягненок, добровольно и покорно идущий на жертвенный Алтарь, из одной лишь любви к людям.
Если бы здесь сейчас появился Адам, то он поклялся бы, что Этого Человека он уже видел, правда очень давно, и где-то в ином месте, в Эдеме что ли. Да точно, именно там. То же лицо и волосы, такая же фигура и кожа. Однозначно это был Он, Сам Бог во Втором Лице, то есть Сын, Сын Бога, с Кем Адам подолгу общался, когда в его жизни была еще счастливая пора. Только теперь Он немного изменился. У Адама, да и ни у кого, не получилось бы точно передать, что именно в Нем изменилось. Но Он преобразовался, как-бы стал более телесным и более человечным. Стал ближе к Адаму, сравнялся с ним. Он оставался Богом как всегда, но на этот раз в Нем проявлялась и человеческая природа. И хотя природа эта была точно такой же, как у Адама, но, однако у Адама еще не поевшего запретного плода, еще не согрешившего и не попавшего на землю. Приобретенная человеческая природа Сына была новенькой и чистой, без единой царапинки, точно такой, какой она когда-то была у Адама.
Человек еще несколько раз приходил к Иоанну, послушать и посмотреть, и Иоанн всегда указывал на Него, как на Христа. Человека звали Иисусом Назаретским, по иудейски Иешуа Га Ноцри. Ему было тридцать лет от роду, и занимался Он ремеслом плотника. Происходил он из иудейской области Галилеи, но Его семья происходила из собственно Иудеи, то есть, они являлись исконными представителями колена Иуды. Даже выяснилось, что Его Мать, и мать Иоанна, доводились друг другу кузинами. После свидетельства Святого Духа через Иоанна Крестителя, Иисусу надлежало начать Свою Священную Миссию.
Он как Учитель проповедовал иудеям истины об Отце Небесном, о Боге, заново и правильно толкуя Тору, искаженную книжничеством. Он объяснил, что не имеющий Веры, Надежды и Любви, ничего не добьется в деле своего спасения, сколько бы он тупо не поклонялся буквам Книги, но обладающий Верой в Отца и Любовью к Сыну, получит Надежду на помощь Духа Святого в деле своего спасения.
Как Врач, Он лечил несчастных людей, одним прикосновением Своей целебной руки мгновенно снимая с них недуги и увечья, уродства и юродства, даже воскрешая умерших одним усилием Воли, что никто из людей никогда не умел. Демоны, черти и бесы бежали от Него, визжа как ошпаренные, и никакой сатана больше не мог заставить их бесчинствовать поблизости от места, где в тот момент находился Иисус.
Вокруг Него начали собираться люди, будущая Церковь. Наиболее близкие и преданные Ему, стали Его сподвижниками. Они оставили свои прежние занятия и жизнь, и отныне всюду следовали за Ним. Это не были какие-то бездельники, от скуки решившие испытать приключения бездомной жизни. Нет, они были Им избраны для апостольства, особого служения. В задачу этого служения, входило развитие основанной Им новой Церкви и нового Завета, так как старой неполноценной Церкви и старому выдохшемуся Завету уже подходил конец. Старый Завет выполнил свою роль и изжил себя. Он не давал спасения, он подготовлял к спасению. А новый Завет, новый договор человека и Бога, должен был именно что спасать, или, точнее, давал инструкцию, как обрести уже данное Богом спасение. Набираясь знаниями от Иисуса, апостолы готовились распространить их в будущем среди всего мира, чтобы каждый человек услышал Благую Весть, или Евангелие, о дарованном человечеству спасении через подвиг Христа.
Своих апостолов Иисус знал заранее. Не было случайным, что они пришли к Нему. Их вел Святой Дух. А избрал их, еще до их рождения, Отец. Иисус же, являясь Сыном, знал все, что знает Отец, как и Святому Духу было известно все, известное Отцу и Сыну. Три Лица Троицы имели Единую Божественную Сущность и Разум, то есть были Единым Богом. Бог Сам избирал и прекрасно помнил, кого из людей Он избирал Себе для преданного служения, наделяя совестью и частичкой чистоты, а кого не наделял и кто был целиком нечист душою, будучи неспособен понять и принять воплощенное Слово.
Именно такие, бессовестные и нечистые люди, быстро составили оппозицию Иисусу. Они принадлежали к радикальной, патриотической и клерикальной иудейской партии фарисеев. Это были приземленные люди, мыслившие в тварных рамках. Они повсюду преследовали Его и Его апостолов, устраивая скандалы и потасовки. Они клеветали на Иисуса в администрации марионеточного правительства и в церковном иудейском синоде. В их лице сатана нашел прекрасную замену своей дезертировавшей армии демонов.
Главным аргументом фарисеев, и с недавнего времени примкнувших к ним книжников из синода, в борьбе с Иисусом, было обвинение в нарушении Закона, то есть заповедей Торы. В Его речах и в Его действиях, они искали и будто бы находили преступление. Их это якобы особенно возмущало, так как именно они де и были поборниками того самого Закона. Именно они де и стояли на его страже, и ведь кто как не они, обученные и ревностные. Не то, что необразованная и неотесанная масса народа, которой этот назаретянин с его галилеянами запудрили мозги и нагрузили ложью. Фарисеи утверждали, что Иисус выступает против Церкви.
Он и правда высказывался, но только не против Церкви, а против того полуязыческого культа, в который книжники превратили Церковь Израиля. Весь смысл основания Израиля, сводился к тому дню и для того дня, когда придет Спаситель и вытащит людей из пропасти, дав им шанс подняться к Отцу. Они же переиначивали цель Израиля на свой лад, проповедуя спасение как общественно-религиозное и политико-экономическое улучшение жизни на земле, в чем якобы должно заключаться конечное счастье любого иудея.
Книжники считали, что именно этого желал Бог, когда обращался к Моисею и пророкам. Бог, дескать, хочет просто наблюдать, как люди живут на земле, периодически вмешиваясь в их дела. При том при всем, они искренне любили Бога и правда верили, что живут по Его заповедям, так до конца и не уяснив, что заповеди были даны не ради заповедей, не ради жизни на земле, а ради дела спасения после смерти. Возможно, первые поколения после Моисея еще понимали это, но со временем, последующие поколения израильтян, исключая отдельных пророков, просто позабыли о мысли, что такое возможно, чтобы Бог взял к Себе человека.
Они недоумевали, почему, если Иисус Спаситель, Он не повергнет богопротивный Рим, угнетающий святой Израиль, и следом не сядет как царь Израиля, править народами, устанавливая справедливость на земле. Почему Он уверяет, что Его Царство не от мира сего. Что это за Спаситель такой, негодовали фарисеи, что обещает какие-то воздушные замки, ожидающие нас после смерти, если мы примем Его, Его, этого неимущего и застенчивого скитальца, как, страшно подумать, как Сына Бога. Где это видано и когда это слыхано, чтобы Сын Бога ходил среди людей. С этих интриг начался путь Иисуса на Крест, место, где суждено было свершиться заключительному действию в деле искупления.
Да простят за такое не совсем корректное сопоставление, но, сторожевая собака, сидящая на длинной цепи во дворе, охраняющая дом, пока хозяин длительное время отсутствует, изголодавшаяся и изможденная, уже неоднократно прогонявшая непрошеных посетителей, а то и обыкновенных воров, пытавшихся проникнуть в дом, такая собака, просто уже одуревшая от нахождения в постоянном напряжении и стрессе, когда вернется, наконец, ее хозяин, особенно если ему придется возвращаться ночью, в темноте, даже такая верная собака, не набросится ли она на него механически, автоматически приняв его за очередного вора, очень даже вполне что набросится.
Так и одичавшая Церковь Израиля напала на Иисуса, толком не разгадав, Кто Он. И чтобы никого не обижать, надо снова отметить, что дело даже не в Израиле, но во всем человечестве, что было грязным перед Богом. Человек, увидевший на улице бродячую дворнягу, больную, блохастую и плешивую, смердящую и испачканную, копающуюся в мусоре, не пройдет ли мимо, брезгливо поморщив лицо. Конечно пройдет, и каждый из нас пройдет, и уж точно никто и ни за что не возьмет ее к себе домой.
Природа человека, под воздействием первородного греха, стала настолько же отвратной перед Богом, как та дворняга перед человеком. И сколько бы вы ни чистили зубы, принимали душ, одевали свежую выстиранную одежду, стригли ногти, брились и причесывались, душились одеколоном, это не поможет вам сделать чище и красивее свою природу. Разве что тело, телесную сторону природы, так то, да, конечно. Но только не душу. Тело свое рано или поздно потеряете, оно умрет и станет разлагаться, и останетесь с одной своей душой, и увидите, какая она уродливая и противная, и сами поймете, если совесть имеете, насколько ей недостойно находиться поблизости от Пресвятого Господа.
Дворняга та, сама себя излечить и помыть не может, ну не дано ей этого, уметь это делать. Сколько ты ее не учи купаться в пруду и не лазить по помойкам, не цеплять себе блох, она тебя не поймет. Так и человек, без участия Бога, его душе не стать здоровой и чистой. И ты, даже пожалев эту дворнягу, все же пройдешь мимо, побрезговав даже рядом постоять с ней.
А Бог человека не побрезговал. Он подошел к больному и грязному человеку, поднял его, обнял и прижал к Себе, собственноручно вылечил все омерзительные червивые язвы его души. И отвел Его к Себе домой, где тепло и уютно, где всегда вкусная еда и веселые беседы, и где человек будет навсегда вместе с Богом. Создание с его Создателем. Ему туда нельзя было в таком виде, но Бог, вымыв и вылечив его, берет его туда с Собой.
Человек не только бы побрезговал, он еще и побоялся бы, что его тут заметят, глазеющим на какую-то, голодную, больную, умирающую собаку, копошащуюся в мусоре. Его, одетого в модный и дорогой костюм, спешащего в свой офис, по важному делу. Еще чего доброго, из знакомых кто мимо проезжать будет, увидит, подумает я спятил. Не для моего имиджа такие унижающие меня вещи. Я о себе думаю, я себя люблю, о себе мне надо заботиться, а не о какой-то дворняге.
Но пусть не думает кто-либо, что его имидж чем-то выше имиджа Бога. Пусть не думает, что для Бога не было унизительным спасение человека. Принятие Сыном человеческой природы и осквернение Его путем прихода на землю, на грязную землю, к грязным людям, чтобы омыть их и исцелить их, было Актом высочайшего уровня любви и сострадания. Никто из нас не бросил бы свою встречу в офисе, не полез бы в таком костюме в мусорку и не взял бы ее на руки. Чтобы прижать ее к груди, эту собаку, чтобы ее блохи прыгали на вас, лишай касался ваших ладоней, чтобы она лизнула ваше лицо своим языком, из пасти, которой только что рылась в вонючих отходах. Никто, так как ни в ком из людей нет такой силы сострадания и безмерной любви, какая есть в Господе Боге.
Бог желал спасти людей, исправить то, что по глупости натворил первый человек. Бог есть Высшая Справедливость на свете. Бог никогда не поступает несправедливо. Он может это сделать, Он все может, но Он это не сделает, то есть сделает по-другому, сделает справедливо. Ошибку Адама, его грех, следовало исправить, а не, что называется, замять. Если бы без ее исправления, Бог восстановил бы природу Адама и вернул его, с его потомством, назад, то это было бы несправедливым поступком. Получалось, что кому-то можно, а кому-то нельзя безнаказанно нарушать Закон Бога.
В Церкви Израиля, Бог через Своего пророка Моисея, постановил, что некоторые грехи можно было искупить, то есть откупиться, путем принесения жертвы. Не сам человек приносил себя в жертву, но приносил замену, в виде ягненка, или агнца. Казнью агнца, казнью заместительной жертвы, приносилась жертва искупления греха. Лишь тысячелетия спустя стал понятен истинный смысл данного обряда. Он был прообразом. Точно такой же Заместительной Жертвой за грех Адама, полагалось стать Сыну, то есть Богу ставшему Человеком. Слову, ставшему плотью.
За человека шел Человек. Тот грех невозможно было снять ягненком, или даже человеком. В изложении разговора Бога и Адама, уже пояснялось, почему невозможно, почему Бог не желал других путей, но избрал только один этот путь.
Бог с самого начала, до сотворения мира, знал, что Адам падет, и потому, еще до сотворения мира, родил Сына. Он не был создан, Он был рожден. Рожден, чтобы спасти людей. И Он согласился и пошел на эту Миссию, очень тяжелую, унизительную и мучительную Миссию. Но из любви к сынам Адама, пошел.
Земля не могла принять Его в Его чистой божественной природе, не потому что земля была создана неправильно, но она была создана способной принять Сына с двумя природами, как Бога и как Человека, с божественной и с человеческой. Ему надлежало стать Человеком, чтобы как Человек перенести все тяготы и муки, какие ждали бы человека, если бы заместительной жертвой был бы какой-нибудь обычный человек. Имей Сын по-прежнему одну божественную сущность, было бы несправедливым считать, будто Он претерпел все полагающееся для наказания. Он бы даже не умер, будь Он абсолютным, без человеческой примеси, Богом.
Он Им и был, абсолютным Богом, Сыном абсолютного Бога Отца, пока не воплотился на земле. Воплотившись же, продолжал быть Богом, но взял и человеческую природу. Воплотился же, через Святого Духа, исходящего от Отца.
Благословенная и набожная иудейская девушка по имени Мария, была избрана Богом, чтобы стать земной Матерью Его Сына. Она и ее муж Иосиф были заведомо предупреждены, что ей суждено родить Спасителя от Святого Духа, то есть от Отца через Святой Дух. И до той поры Иосиф не прикасался к ней. Мария зачала от Святого Духа, отдав частичку своей человеческой природы, которая, в ее чреве соединившись с божественной природой Духа Святого, приняла участие в создании Человека. Именно создании, то есть сотворении.

Ссылка:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Автор темы
Гость

Re: О природе Христа

Сообщение Гость » 24 окт 2014, 17:33

(продолжение пятой части)

Итак, разложим досконально и по порядку, чтобы не запутаться. Бог Сын был рожден Богом Отцом, рожден в вечности. Не сотворен, но рожден, до каких-либо сотворений. Бог Сын не рожден Марией и в Нем не было ничего от Марии. Далее. Мария зачала от Бога. Отец через Святого Духа отправил Сына на землю к Марии, Который в Марии принял Свое новое тело, то есть, только что созданный плод, имеющий человеческую природу. Этот плод создан, он тварен. Так соединилось божественное и тварное, и появился Человек, и созданный и одновременно несозданный, рожденный Богом и одновременно человеком, Девой Марией. Теперь уже Сын стал рожденным Марией, рожденным для прихода на землю, чтобы совершить подвиг спасения, когда Бог как Человек искупит человека.
Сын принял Свое тело и новую природу раз и навсегда, и никогда Он больше не перестанет быть Человеком. Только однажды, в особый День, Он лишился Своего Тела, когда был убит, когда принял Смерть, опять оставшись как Сын. Но Отцом, через Духа, был на третий день воскрешен, чтобы с той поры больше никогда не терять Своей человеческой природы. Он навсегда стал Посредником между Богом и человеком. Он и Бог и Человек. Он может жить среди людей, как один из них, и Он единственный из людей, Кто может беспрепятственно и без опасных для Себя последствий, зайти за покрывало, скрывающее Отца.
Есть ереси, учащие, что у Сына одна природа, человеческая. Такие как Свидетели дьявола и предатели Иеговы, Аферисты Седьмого дня, Банда Джозефа Смита Нечестивых дней, Психопатники и Бесноватое движение, и им подобные осквернители и еретики. Как и другая, монофизитская крайность, признающая в Нем одну только божественную природу, а Марию объявляющая какой-то чуть ли не суррогатной матерью.
Когда Мария родит от Иосифа детей, нескольких мальчиков и девочек, братьев и сестер Иисуса, в них не будет ничего божественного, но они будут соединения одних только человеческих, мужской и женской, частичек Иосифа и Марии. Это абсолютные по природе люди, в тела, то есть плод, которых, Святой Дух вселяет души, созданные, не рожденные, но созданные Отцом, как и вселяет Он души во всех остальных случаях при зачатии. Итак, и души и тела их тварные. У Иисуса же нет такой тварной человеческой души, но есть чистая божественная природа Сына, раньше всех творений рожденная Отцом, и подобно обычной душе, опять же через Дух, вошедшая в тварный плод, состоящий исключительно из природной частички Марии.
Несмотря на то, что природа Марии, как наследницы Адама, была поврежденной, ее повреждение не передалось Иисусу, но соединившись с божественной частичкой Святого Духа, она отчистилась, так, что Иисус принял совершенно безгрешную человеческую природу. Иисус не сын Адама и Адам не Его отец. Наследство передается по отцу. Иисусу не передавалось наследство Адама, но одно лишь чистое божественное наследство Бога Отца. Посему, при соединении отцовского божественного и материнского человеческого, последнее не сумело повредить первое. Таким образом, Иисус единственный Человек, не имевший тогда пятна первородного греха. Его человеческая природа не испорчена. Он не наследник Адама.
Как того требовала высшая справедливость Отца, Христу надлежало прожить земную жизнь не как Богу, но как обычному человеку, со всеми его коренными слабостями, и сопутствующими на жизненном пути трудностями. Раз Он заменял Собою человека на Алтаре, то есть на Кресте, то и на пути туда Он должен был быть Человеком.
Христос еще до Своего пришествия на землю, принял решение Отца, что Он идет безоружным, оставив все Свое божественное могучее оружие на небе, так, чтобы подобно человеку, терпеть все невзгоды и страдания, и не быть способным применять Свои сверхъестественные божественные силы. Единственное что Он взял с Собой, это Любовь. Любовью Он врачевал людей, исцеляя их, изгоняя демонов, а также множил пищу, чтобы кормить голодных. Таким образом, ни одно из сотворенных Им чудес, не принесло никому вреда, горя, или печали, но напротив, несчастных делало счастливыми.
И только злые злились еще пуще, верно разгадав в Нем Того, Кто пришел покончить с этой шарашкиной конторой, в которую они превратили Церковь Авраама и Моисея. Чего они допустить не могли, и из-за своей искренней веры в буквы Книги, которые, как им казалось, Он нарушал, тогда как в действительности, причина лежала в их неприспособленности и неумению разгадать истинный смысл текста. И из-за национальной гордости, ведь у Церкви была неповторимая история и богатое наследие. И из-за, наконец, нежелания терять власть и доходы. Власть над народом, который, как они думали, Он баламутил. И доходы от власти над этим народом, чтившим книжническое священство как уста Торы, но сейчас слушавший Того, Кто книжническое священство и установленные им порядки не только не чтит, но и умело критикует, подрывая его за века установленный авторитет.
Так приближался Час. Так Израилю, как то и было предначертано Богом, и предсказано через пророков, суждено было сыграть роль земного соучастника в этом Акте.
Искупительная Жертва Великого Греха, то есть, чистый и непорочный Агнец, идущий на заклание, будет убит руками священников Израиля, как все эти века, их предшественники убивали агнцев на Алтаре, за людские грехи. Непорочность агнца должна была заключаться в отсутствии внешних изъянов. Непорочность Агнца, в отсутствии изъянов внутренних, то есть, полной безгрешности.
Христу надлежало быть казненным прилюдно, при всех, чтобы все, даже самый последний злой дух видел справедливость Бога, снимающего с Адама грех не просто так, но отдавшего Своего Сына вместо Адама. Адама и его потомство ждало освобождение от наказания за преступление. Вместо него, это преступление и это наказание были повешены не на кого-нибудь из первых попавшихся под руку, какого-нибудь бесправного, кого можно заставить, или обмануть и подставить. Это снова было бы несправедливостью, первым о которой разорался бы сатана. И хоть вина самого сатаны в первородном грехе значительна, он в первую очередь не подходил на эту роль.
Нет, преступление и наказание собирался взять Чистый, Идущий на это по Своему желанию, и готовый получить и взвалить на Себя этот груз. Это был Сын Бога, Господь Иисус Христос.
Сатана тут вообще в принципе даже близко не мог стоять в претенденте на эту роль, хотя его вина во всем этом, повторимся, как раз таки значительна. Но даже просто из этических и эстетических соображений, трудно себе представить, как, это, насквозь подлое и вредное существо, вдруг раскаивается, признает свою вину и просит понести наказание. Он, между прочим, был теперь, когда разузнал о готовящемся Акте, обуреваем двумя противоположными чувствами. С одной стороны злорадство. Еще бы. Не всегда увидишь как пытают и убивают Бога, врагом Которого ты сам себя назначил. Как мучают Сына, как от этого страдает Отец, сердятся ангелы и плачут апостолы. С другой стороны досада. Его дело, дело, начатое давным-давно, и принесшее ему столько наслаждений, теперь сворачивалось. Он сбил с верного пути первого человека, после чего подстрекал всех его потомков, и дразнил этим Бога. А теперь человека ждала лечебная прививка, чтобы оживить иммунитет от сатаны.
Человек теперь получит Евангелие, где ему расскажут, что он спасен и что ему надобно делать, чтобы это спасение получить, а также, и это бесило сатану больше всего, там будет рассказано о нем, о сатане, и обо всех его уловках, и показаны способы борьбы с ним. Выходит, новый человек, человек нового Завета, это уже не неопытные Адам и Ева, впервые столкнувшиеся с сатаной, и не их потомство, потенциально имеющее влечение к сатане. Нет, отныне у человека будет мощный каменный дом, в виде новой Церкви, перестроенный из чахлой деревянной хибарки, представлявшей из себя старую Церковь. Отныне у человека будет Евангелие, где есть рецепты по поиску и обретению своего спасения, а по совместительству и курс обучения по ограждению себя от ловушек сатаны.
Когда книжническое священство почувствовало, что начинает терять контроль над народом, оно, и пришло оно к этому не без услужливого совета фарисеев, постоянно шпионивших за Христом, оно решило оболгать Христа перед народом, выдав Его за нарушителя Закона, зная что, веками заточенный на защиту Торы и ее принципов народ, не только не отвернется от Него, но и придет от этого в бешенство. И действительно, когда им удалось задуманное, то есть, когда Иисус был схвачен стражей синедриона, а затем во всеуслышание оклеветан как нарушитель одной из главных заповедей, а именно заповеди, запрещающей многобожие и оскорбление Бога, лишь меньшинство из симпатизировавших Ему прежде, осталось Ему верным. Они и есть самые первые христиане, самые первые спасенные, те, кто не просто симпатизировал Христу, но принял Его в свое сердце, поняв суть Его учения. Остальные примкнули к большинству иудеев, делившихся на тех, кому нет до всей этой истории никакого дела, и на тех, кому, особенно таким как фарисеи, кому не терпелось увидеть наказание преступника, квалифицировавшееся как смертная казнь, путем распятия на кресте.
Итак, Израиль, сам о том не догадываясь, исполнил предначертанное, пролив Драгоценную Кровь Спасителя. Бог для этого создал Израиль и для этого его готовил, чтобы через него спасти человечество. Не сделать Израиль повелителем народов, чтобы его священники установили бы на земле Закон, ибо это никак не могло бы спасти, поскольку человек уже был нарушителем Закона, Первого Закона о запретном плоде, он уже был погибшим, и для своего спасения нуждался не в новом Законе, но в Спасителе. Что, однако, не отменяло Закон сам по себе, как способ прославления любимого Бога. Итак, не сделать Израиль повелителем народов и земли, но сделать Израиль ассистентом в деле Искупительной Жертвы.
Христос пришел не как Бог, и не сказал, как Бог, что Я Бог, смотрите на Мою Славу. Не стал в подтверждение творить грандиозные чудеса, хотя мог бы. И как Бога, земля могла Его принять, как принимали иные миры, для чего землю с самого начала для того подготовил бы Бог. Но с самого начала Бог намеревался прийти на землю не как Бог, но как Бог в Человеке, не как в оболочке или костюме, но приняв и впитав его натуру в Себя, так, чтобы уже невозможно было реинтегрировать Бога из Человека. Тело для Человека было создано, материалом для чего, служил материал от человеческой природы Марии. Сын не создан и от Него не просто брался материал. Нет, Он Сам целиком соединился с тем человеческим телом, после чего, и в результате чего, и появился на свет Человек.
Повторим, Христос не пришел как Бог и не заявил, мол, Я пришел вас спасти и искупить, давайте скорей казните меня. Никто бы Его не казнил в таком случае. Ни за что. Никто не осмелился бы. Из иудеев. А из язычников никто бы Его вообще не понял. Римляне, те вообще верили, что их императоры были богами.
Учить язычников о Боге и спасении еще предстояло, предстояло не Христу, а апостолам. И их ждал титанический труд, так как нередко, духовно нищие и дикие язычники, их самих принимали за богов. Но это был их труд по заданию Христа. Сам Христос пришел к Израилю для совершения в Израиле Замысла Отца. И апостолы, принявшие учение Христа, являясь иудеями, и стали тем новым Израилем, новой Церковью, через которую остальной мир узнал бы Благую Весть, узнал бы о Смерти человека, о Замысле Бога сделать из этой Смерти новую Жизнь, и о свершении Замысла.
Христу надлежало не язычников учить и объяснять, почему они должны Его казнить. Нет, Его должны были казнить те, кто в Него верит, и под предлогом Того, что они защищают Его Славу. Его должны были казнить из-за Него Самого, ведь это было Его добровольное стремление, пойти на смерть от рук человека, чтобы дать жизнь человеку же. Отдать Свою жизнь человеку и взять смерть у человека. Обменяться с ним. В этом велика щедрость Бога.
Мою новенькую природу, чистую и непорочную, возьми, и отдай мне свою, грязную и порочную. Наслаждайся жизнью, только впредь бережливо обращайся со своей новенькой природой, не давай никому запятнать ее. А вот Я с твоей природой справлюсь, Я ее отчищу от грязи и пороков, через Крест и Кровь. Мне будет больно и тяжело, но Я справлюсь. Хочу ли Я твоей поддержки, твоего сочувствия и сострадания, ты спрашиваешь. Да, хочу, очень хочу. Я тебе посочувствовал и сострадал, потому что люблю тебя. Пошел на Крест, чтобы заменить там тебя. Как же ужасно Мне будет, если ты на это ответишь равнодушием. Если ты не будешь сопереживать Мою боль. Ведь это будет признаком того, что ты не любишь Меня. Что ты неблагодарный эгоист. А кто у нас самый известный эгоист, ты помнишь. Правильно, сатана.
Если, услышав Благую Весть о том, как Я пошел ради тебя на Крест, не будешь любить Меня, это будет верным признаком того, что сатана опять запятнал твою природу. Только в этот раз Адамом уже не прикрыться, Адам уже не при чем. От наследственного греха, от греха Адама, Я тебя уже освободил, выкупив Своей Драгоценной Кровью. А в этот новый грех ты влез уже сам. Почему грех, потому что Благая Весть тебе сообщает, что ты, помимо всего прочего, должен Меня любить, в первую очередь. Это главная Моя заповедь, отныне и навечно. Любить Господа Бога.
Через эту заповедь, сумеешь достигнуть Моей второй заповеди, о любви ко всем остальным, о любви к ближнему. Если Я даю тебе спасение, протягиваю руку помощи, а ты не принимаешь, не веришь что Я твой Спаситель, не любишь Меня как своего Спасителя, и продолжаешь нарушать Мои главные заповеди, те две заповеди, все это значит, что ты и не будешь спасен, так как и не желаешь быть спасенным. Ты сам это пожелал, и никакие грех Адама и козни сатаны тут уже не при чем, если ты сам сделал такой выбор. Сатана будет тебя провоцировать настолько, насколько ты ему позволишь. И раз при жизни тебе был так близок сатана, то и после смерти тебя ждет вечное соседство с ним.
Нелегко описывать последние земные дни Христа, кульминацию страстей. Скажем, что Он прошел всевозможные унижения и побои, что завершилось мучительной и позорной смертью. Гвардия Господа, Его преданные ангелы, порывались спуститься на землю, чтобы растерзать на куски посмевших поднять на Него свои нечестивые руки, но Отец не давал им такого разрешения. Задуманное должно было свершиться.
Он, будучи невиновным, стал виновен, когда взял чужую вину на себя. Он снова стал невиновен, когда понес наказание за взятую чужую вину. Наказание Им перенесенное, стерло грех. Но стерло оно прежний грех, что вовсе не значило, что оно стирало грехи будущего. И что вовсе не значит, что Христос придет вторично для повторного взятия на Себя новых грехов. Он придет, но для иной цели.
Теперь у человека есть Евангелие. Евангелие дает ему знание, что если он хочет, он может спастись. Достаточно лишь принять Иисуса Христа, принять Его Жертву, поверить что Он Спаситель и что человек спасен Им, и полюбить Его за это, и надеяться, что после смерти Он возьмет человека к Себе, где того ждет счастливая жизнь. Это и есть спасением, ведь спасение, это когда тебя ждет беда, или беда уже наступила, но вдруг, что-то или кто-то выручает тебя из беды.
Несчастная жизнь и есть беда. И такое несчастное существование, полное бедствий, ждет любого после смерти, кто еще при своей жизни не примет Спасителя, Иисуса Христа. Поскольку, не приняв Христа, человек не принимает исцеление своей души, души, больной еще со времен первого греха.
Насильно не лечат. Но и с больной и грязной душой, человек не будет допущен к Богу. Счастье же возможно лишь рядом с Богом. Путь к Богу только через лечение и крещение Христом, через Его принятие человеком, принятие как Господа, через веру в Него и Любовь к Нему. А приняв Христа, человек больше не совершит греха, так как, приняв Его, примет и Его заповеди о любви к Богу и любви к ближнему. Пока в нем Христос, в нем эти заповеди. Пока в нем эти заповеди, в нем иммунитет к греху.
И вылечившись, чистым и здоровым, человек сумеет, держа Христа за руку, или как говорят русские, как у Христа за пазухой, подняться в новый Эдем, в новый мир, названный Раем, приготовленный для человека. Мир, более расширенный, где всем хватит места, не только для Адама и Евы, но для тех из их потомков, кто принял Христа.
Все остальные пути, пути, в обход Христа, ведут в бездну, в Ад, где одно лишь несчастье и беда. Там нет Бога. Где нет Бога, там беда и горе.
Пути эти известны, это наивная убежденность, что следуя Закону, можно спастись, можно после смерти поторговаться с Богом, чтобы Он впустил тебя к Себе. Дескать, вот я не убивал и не крал, не прелюбодействовал, молился Тебе, соблюдал пост, раздавал милостыню, любил тебя Господи, любил всем сердцем, и окружающих любил. Но вот Христа Иисуса не принял, так как Он для меня не Господь и не Спаситель. Только Ты, Отец, для меня Господь Бог, и только Твои заповеди я признаю. А Христа я не знаю, или, если и знаю, то знаю по-другому, не так, как учит Евангелие. Посему, я не понимаю Его Жертвы и не принимаю Его спасения. Чтобы к тебе прийти, мне, я считаю, и своих сил хватит. Я верю, что я и без того чист и безгрешен, так как следовал твоим заповедям. Верю, что способен самостоятельно, то есть, соблюдая твой Закон, получить после смерти заслуженную путевку в Рай, где, погоди, я Тебе еще и ультиматумы ставить начну, типа, подавай мне теперь то и то, так как я на земле ради тебя делал так и не делал сяк. Следовательно, Ты мне теперь, должен, типа сорок девственниц, туда-сюда. А первородного греха на мне нет. Я и не знаю что это такое, и почему вообще я на земле родился, и умру на ней. И, короче говоря, никакой Христос ни для чего мне не нужен. То есть, Он, типа, конечно хороший мужик был, умные речи толкал. Как Моисей. Они оба с Моисеем обычными людьми были. Прям как я. Разница лишь в том, что Ты именно к ним обратился, чтобы они мне передали условия сделки. Да, у нас с Тобой сделка. Я при жизни исполняю Твой Закон, ограничивая себя ради Тебя, а Ты, после моей смерти, в благодарность даешь мне элитные апартаменты, там хавчик и бухло, ну и девственниц, и прочих развлечений и утех, из Твоего, блин, пенсионного фонда. Короче говоря, Ты разрешаешь мне теперь, наконец, нарушать все то, что я, мучаясь, не нарушал при жизни.
Это неверие в свою изначальную греховность и неверие в неспособность самостоятельно эту греховность преодолеть, и есть один из путей в Ад. Человек не сможет ничего добиться, если не будет держаться за Иисуса Христа, держаться за Него, как за Своего Всемогущего Господа Бога. Но это не значит, что держась за Него, то есть, получив спасение, человек не должен прожить, или дожить свой земной путь. Что, получив спасение при жизни, он может сразу подняться в Рай. Не устанем повторять о справедливости Бога. Раз Адам прошел этот путь, каждый из его потомков пройдет такой же.
Уже получив спасение, человек, тем менее, обязан прожить в этом грешном теле на грешной земле положенный ему срок, как прожил его Адам и все другие люди, при жизни которых еще не произошло спасения. Не должно быть несправедливости в том, что одни жили до Спасителя, а другие после него. И великая справедливость в том, что умерев на Кресте, оставив на три дня Свое Тело на Земле, в гробнице, Сын, при помощи Духа, пошел в Ад, чтобы вызволить оттуда Адама, а с ним заодно и всех Кто там пребывая, готов был принять Его спасительную миссию.
Какова же была радость и счастье Адама, самого первого в очереди, сидящего у самых ворот Ада, в ожидании Своего Бога, когда ворота эти были разрушены и Адам снова увидел Ненаглядное Лицо, чтобы отныне иметь наслаждение видеть Это Лицо всегда.
А высвободив спасенных из Ада и подняв их в Рай, Сын вернулся на Землю через Святого Духа, где Отец, опять через Святого Духа, воскресил Иисуса Христа, снова и навсегда соединив в Нем Сына и Человека, соединил Божество и плоть, но, не смешивая их природы. Так и в человеке, после его смерти, будет происходить временное разделение тела и души, до мига воскрешения Богом, когда они вновь и навечно будут соединены, вечно живая душа и воскрешенное тело. И где природа человеческая, его тело и душа, будут теперь уже в том чистом состоянии, какую имели Адам и Ева, когда жили в Эдеме.
Затем Христос, побыл немного на земле, чтобы утешить апостолов и дать им последние наставления, и, пообещав им утешение через Святого Духа, или Утешителя, какое христиане с тех пор и по сей день получают через обряд причащения, заряжаясь от Духа божественной энергией, ушел на время в другой мир, где Его ждали Его гости, спасенные Им души, Адам, Ной, Авраам, Моисей, Иоанн Креститель и многие остальные святые люди, святые для Святого, любимые Им и любящие Его.
Ушел на время, чтобы в будущем еще раз вернуться на землю, и помочь Своему народу, Своей Церкви, одолеть общего древнего противника, который, не угомонившись, задумает новый масштабный план по дестабилизации и разрушению. Но это уже другая история.

Послесловие
возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо и бремя Мое легко
(Евангелие от Матфея, Глава 11)

Dato,
для www.irakly.info
17-24 октября, 2014 г.

Ссылка:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

jasvami
Сообщения: 2
Зарегистрирован: 20 дек 2014, 21:30
Ukraine

Re: О природе Христа

Сообщение jasvami » 20 дек 2014, 22:01

Dato
А высвободив спасенных из Ада и подняв их в Рай, Сын вернулся на Землю через Святого Духа, где Отец, опять через Святого Духа, воскресил Иисуса Христа,

Вах-вах, брат Dato, зачем так искривил мою природу?
Мало того, что апостолы мои вынуждены были одеть меня в сказочные одежды, чтобы хоть так привязать к умам человеческим, так вы еще и ныне добавляете к этим сказкам.
Я, - ваш учитель и спасаетесь только через познание истины, в чем я вам и помощник.
Читайте мои нынешние Суды на многих религиозно-философских форумах.

Ссылка:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост


Вернуться в «Религия»



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость