Помпей в Грузии

Интересные события из истории
  • Реклама

Аватара пользователя

Автор темы
irakly
Админ
Сообщения: 78192
Зарегистрирован: 17 сен 2009, 12:26
Награды: 5
Откуда: Tbilisi
:
Фоторепортер Джентльмен
Благодетель Футболист
Активист
Благодарил (а): 10136
Поблагодарили: 16813
Пол:
Georgia
Контактная информация:

Помпей в Грузии

Сообщение irakly » 19 окт 2009, 12:52

Отрывок из книги "Исторические хроники Грузии".
Обратите внимание как вся эта история похожа на то что происходит сегодня. Стратегическое местоположение Грузии не поменяло свою значимость и спустя столько веков.


Изображение
Закончился период короткой мирной жизни. У границ Грузии снова раздалось бряцание оружия. И прежде имели место внутренние распри и случались нападения извне, но таких угрожающих масштабов они давно уже не принимали. Теперь же небо затянули грозовые тучи. Создалась весьма сложная политическая обстановка.
После смерти Александра, великая Македонская империя распалась, военачальники Александра, как и следовало ожидать, не поладили между собой. Дело дошло даже до вооруженных столкновений и на территории огромной империи образовалось несколько государств, антагонистически настроенных друг против друга, которые известны в истории под именем эллинистических государств.
Нас особенно интересуют два из них, оказавших определенное влияние на развитие Грузии.
Эти два государства, как мы уже говорили, были греческими, хотя это отнюдь не означает, что их население состояло из одних греков.
Из двух упомянутых государств одно было самым сильным и могущественным среди всех эллинистических царств и называлось царством Селевкидов – Селевк был военачальником Александра Македонского, основателем этого царства, отсюда и его название.
Именно с этим государством имел первый картлийский царь дружеские взаимоотношения. Оно занимало огромную территорию к югу и юго-востоку от Грузии. Селевкиды владели Мидией, Месопотамией, Эламом, Парфией, Бактрией, значительной частью Сирии, Арменией…
Вторым царством было Понтийское, расположенное к юго-западу от Грузии. По преданию, его основал один из сатрапов последнего персидского царя – Митридат. Поэтому и всю династию Понтийского царства называют по имени Митридата. Понтийское царство сначала не было таким могущественным, но постепенно оно набиралось сил, расширяло свою территорию (частично за счет грузинских земель) и достигло достаточной мощи.
Как и следовало ожидать, со временем мощь Селевкидов заметно пошатнулась. Это государство состояло из многих народов и каждый был достаточно большим и сильным. Владеть столькими народами жить спокойно очень трудно. Властитель такой огромной и разномастной державы вряд ли может спать спокойно. Рано или поздно покоренные государства пробудятся, соберутся с силами, и ненависть, скопившаяся за долгие годы, выплеснется наружу и станет грозной силой.
Трудно сказать с абсолютной точностью, когда произошел этот взрыв в царстве Селевкидов, но в конце концов он произошел, и этому, как видно, способствовал в значительной степени внешний фактор. От царства Селевкидов постепенно отпали такие крупные страны, как Парфия, Бактрия, Армения…
Теперь начала усиливаться и расширяться Армения, и ее интересы столкнулись с интересами Селевкидов. Это происходило медленно, в течение нескольких десятков лет, и так же постепенно рядом с Картли возникало новое сильное государство, так называемая «Великая Армения».
Аппетит приходит во время еды, так получилось и с этим растущим государством, и оно уже протянуло руку к земле прежних добрых соседей. Армения отторгает большие картлийские территории с юга и юго-востока. Так, например, Эретское Камбечовани (или как его называли иностранцы, Камбисена) вдруг очутилось в пределах «Великой Армении». Страбон прямо пишет о том, что армяне отняли у иберов часть земель (здесь же заметим, что Картли вскоре вернула свои земли).
Было бы неверным приписывать все это усилению армянского государства. К тому времени, судя по всему, ослабло само картлийское государство. Давали о себе знать внутренние раздоры. «Картлис цховреба» довольно мягко изображает эти распри, но между строк можно прочесть, что внутренние противоречия в этот период необычайно обострились.
В хрониках, в частности, сказано: поскольку царь Парнаджом изменил дедовским идолам и попытался ввести огнепоклонство, народ взбунтовался и вызвал из Армении тамошнего царевича, что бы посадить его на грузинский престол. Парнаджом обратился к персам, но объединенные силы армян и грузин победили, Парнаджом пал на поле битвы, и на престол посадили армянского царевича Аршака.
Если учесть экспансионистские намерения «Великой Армении» и признать рассказ «Картлис Цховреба» близким к истине, то следует предположить, что армянский царь в Картли имел тайных агентов. Эта агентура была связана с оппозицией к престолу, вдохновляла ее, обещая в случае мятежа поддержку.. Повод вскоре подвернулся – Парнаджом отрекся от грузинских идолов и обратился к персидской вере и возвел в Мцхета храм огнепоклонников.
Религия и вопросы веры всегда оставались областью особенно деликатной. Поэтому понятно, что в те древнейшие времена народ переживал их особенно болезненно, и опытные политики всегда умело это использовали – когда им нужно было проводить тот или иной политический курс.
Местная оппозиция и сторонники армянского царя, видимо, ловко использовали религиозную «измену» Парнаджома и перетянули на свою сторону, определенную часть нейтрально настроенного населения. Как гласит пословица, крепость ослабляется изнутри: оппозиция помогла «Великой Армении» достичь желаемого…… Хроника дает все основания для такого вывода.
Пройдет еще некоторое время, и грузины вновь окажутся в одном лагере с армянами, объединившись против общего врага.
А какое положение было на Западе, в Эгриси?
Тут имело место совпадение. Если с юго-востока Картли притесняла «Великая Армения», то с юго-запада наступает «Малая Армения», которая тоже отрезает в свою пользу часть территории. Страбон сообщает нам и об этом, перечисляя отторгнутые «Малой Арменией» земли. Но «Малая Армения» была сравнительно слабым государством, пестрым по своему национальному составу, и очень скоро она сама вместе с покоренными народами стала добычей усилившегося Понтийского царства.
Понтийский властитель не удовлетворился захваченной территорией и двинулся к северу, вклинился в глубину Колхиды, но та часть Западной Грузии, которая находилась в сфере влияния Картлийского царства оставалась неприкосновенной.
Овладение Колхидой имело для Понтийского государства особое значение – здесь оно приобретало воинов, что играло определенную роль в непрерывных войнах, который вел Понт. Отсюда же вывозился лес для строительства военного и торгового флота, вывозились и другие редкие товары.
Понтийской царство особенно усиливается во времена Митридата IV Евпатора, т.е. в конце II века и начале I века до н.э.
Понятно, что именно в этот период усиливается и притеснение грузинского народа. Свободолюбивый народ не мог смириться с иноземным владычеством и оказывал решительное сопротивление. Из греческих источников нам известны восстания против Митридата в Колхиде. Таких восстаний было несколько, и они имели довольно крупные масштабы. Легко представить, как расправлялись угнетатели с мятежниками.
Рассматривая события этого периода, историки обычно приводят одно интересное свидетельство Страбона. Вспомним и мы с вами этот момент.
Когда власть Митридата Евпатора окрепла, - сообщает греческий географ, - он овладел всей страной (имеется в виду Колхида). Правителями завоеванных стран Митридат назначал обычно своих близких друзей. Однажды он назначил правителем дядю Страбона. Главные силы военного флота он черпал именно оттуда (из Колхиды).
Легко сказать! Возьмет за руку Митридат одного из своих друзей и отправит в покоренную страну правителем. А теперь представьте себе, в каких условиях происходил обычно «выбор» и назначение правителя. Или во время пира, во хмелю, или на охоте, или кто еще знает, где и как! Одни просили за себя сами, другие подсылали посредников…
Теперь попробуйте выяснить, за что, за какие заслуги, с какой целью. Главным было то, что чтобы этот назначенный «друг» был верен Митридату и выполнял все его приказы: вывозил как можно больше воинов, рабов, леса и древесины, а так же других редких товаров.
И вывозили здоровых грузинских юношей и девушек, вывозили столетние деревья, выросшие на грузинской земле, урожаи, выращенные грузинскими крестьянами…
По этому признаку и проводился отбор правителя. Он должен был быть верным другом Митридата и выполнять свой долг – вывозить из страны как можно больше . неверности и отклонения от этого главного пути царь бы не потерпел.
Однажды он назначил своего сына правителем Колхиды и, когда почуял измену, (сын пожелал стать независимым правителем Колхиды) велел его убить.
Скоро армянский царь Тигран II и Митридат Евпатор нашли общий язык и решили поделить чужие земли. Армении не давала покоя Парфия, большое соседнее государство, с которым она непрерывно враждовала из-за определенной территории.
Поскольку государство Селевкидов распалось, то теперь и у Понта разгорелся аппетит на некоторые государства, входившие в царство Селевкидов. Понт тоже претендовал на расширение своих границ, теперь он добивался гегемонии во всей Малой Азии.
Но в это время на международной арене появилось государство, которое не только расстроило эти планы, но изменило ход событий во всем мире.
Да, это государство с пробудившимся аппетитом – Римская империя. Мы говорили об Александре Македонском, что он мечтал о мировом господстве, но, как известно, ему это не удалось. Теперь Римская империя претендовала на мировую гегемонию.
Гегемония! Такими мягкими терминами пользуются историки и тем самым прикрашивают нечеловеческую жестокость и страшное бездушие. Лучше называть вещи своими именами. Не гегемония, а порабощение, подавление всего мира, уничтожение народов, ограбление, истребление, разрушение целых государств, стирание их с лица земли…
События, о которых будет рассказано ниже, имели место примерно через пять лет после поражения Спартака, когда внутренние дела сочли упорядоченными и римские власти обратились к делам внешним. Вернее было бы сказать, что они надеялись, что успехи во внешней политике помогут им справиться с внутренними неурядицами.
Но главные причины экспансии Рима на Кавказ были такие:
1. Главный международный торговый путь, одна из ветвей которого пролегала через Грузию, и по которому провозили товары из Индии и других восточных стран.
2. Вывоз рабов как даровой рабочей силы и как даровых воинов.
3. Закавказье нужно было им как стратегический пункт. Ведь они мечтали о мировом господстве, а на Востоке невозможно было достичь полного и прочного владычества, не укрепившись в Закавказье.
Кроме того, римлянам необходимо было укрепиться в Грузии, что бы отражать возможные нападения с севера, ибо именно у северных границ Грузии находились самые важные перевалы. И если надежно перекрыть эти перевалы, то можно не бояться воинственных народов, угрожавших все время с севера. Поэтому римлянам было необходимо включить Грузию в сферу своего влияния.
Вот основные причины, в силу которых во второй половине I века до нашей эры к Закавказью двинулось большое войско.
Прежде, чем римское войско оказалось в Грузии, ему пришлось выдержать несколько сражений с понтийским царем Митридатом.
Это была длительная война двух агрессивных держав за господство над другими странами и народами.
Прежде чем дать последний и решающий бой понтийским войскам, римская армия двинулась в глубь территории и вторглась в Армению.
Вот здесь мы и видим грузинских воинов, сражающихся плечом к плечу с армянскими. Недавний конфликт и неприятности были забыты, и соседи разумно объединились перед лицом грозной опасности. Разумеется, это был не только добрососедский жест. Грузины прекрасно понимали, что завтра наступит их черед, и если они не объединятся с армянами, то враг их легко одолеет. Именно римлянам принадлежит известный девиз: Divide et impera – разделяй и властвуй.
Но против испытанных в боях, грозных римских легионов не могли устоять даже объединенные армяно-грузинские отряды. Армения потерпела поражение.
Это случилось в начале зимы. Римский военачальник почему то решил не продолжать дальнейшего продвижения вперед и , не успев хорошо укрепиться в Армении, вернулся назад. Возможно, это требовало внутреннее положение в стране.
Это было в 68 году до нашей эры.
После этого не прошло и двух лет, как римляне возобновили восточную кампанию.
На сей раз сменили военачальника, усилили войско и с более твердым решением и конкретными целями двинулись на Восток. Цель была ясна: окончательно разгромить Понтийское и Армянское царства и завоевать Грузию.
Новый предводитель войск, знаменитый Помпей, успешно выполнил этот план. Он легко победил ослабевшего в предыдущих битвах Митридата. Но грозный правитель и на этот раз не смирился с судьбой, с остатками войска он бежал на север, в Колхиду. Митридат надеялся еще собраться с силами и дать римлянам решительный отпор.

Изображение
Но надеждам не суждено было сбыться: второй сын также подвел его, и Митридат отправился к Пантикапее(нынешней Керчи).
Помпей быстро сломил сопротивление Тиграна II. Армянская армия потерпела тяжелое поражение. Армения потеряла Каппадокию, Киликию, Сирию, Финикию, Курдистан...
После этого римское войско двинулось к Грузии.

Римские легионы выше мы назвали грозной силой. Они и в самом деле были грозными - закаленные во многих битвах, опытные воины, прекрасно владеющие военным искусством полководцы, великолепное по тем временам оружие...
Но во время войны не меньшее значение имел и психологический момент: приближение римского войска внушало населению страх. И это было равносильно половине успеха. Грузины не могли не знать, что сегодня или завтра придет их черед и что непрошенные гости вот-вот появятся в их стране.
Прослышав о последнем походе римлян в Армению, царь Иберии Артаг срочно снарядил посла к Помпею и, надо полагать, поднес ему богатые дары, заверив в дружбе и преданности. При этом он начал тайные военные приготовления: прежде всего укрепил главную крепость города Армаз-цихе и, надо думать, пополнил армию...
В других условиях, в отношении с другим государством, возможно, такая предусмотрительность была бы верной и справедливой, но в данном случае она сослужила друную службу. Хитрый военначальник дары принял, но в клятвенные заверения не поверил. Он сразу понял, что царь Иберии заверяет его в своей преданности для того, что бы обмануть римлян и выиграть время. Помпей стал торопиться с походом в Иберию, но послу, разумеется, ничего не сказал. Напротив, поблагодарил за подарки и так же послал Артагу заверения в дружбе.
Одним словом любезно проводив посла, Помпей вскоре последовал за ним со своим войском. Успокоенный Артаг в этов ремя укреплял Армаз-цихе и, по всей вероятности, был доволен своей предусмотрительностью. Он надеялся, что угодил римлянам и они оставят Иберию в покое... Во всяком случае он верил, что надолго отсрочил прибытие вражеских войск.
На эти соображения нас наводит тот факт, что римляне неожиданно подошли к Мцхета, застав умиротворенного царя врасплох. Как видно, грузины сражались отчаянно. Судя по римским источникам, они потеряли в первой битве девять тысяч воинов. По тем временам это огромная цифра.
Царь Артаг, видимо, поспешил и на это раз. Не дожидаясь конца битвы, он перешел с защитным отрядом на другую сторону Куры. В страхе, что враг будет его преследовать, он вернулся и сжег за собой единственный мост. Таким образом, он лишил возможности спасения остатки своего войска и облегчил врагу их уничтожение.
Ниже мы увидим, что в подобных случаях в последующие века грузинские полководцы проявляли больше ума и самоотверженности...
В Мцхета Артаг снова собрал войско и еще раз попытался завоевать сердце грозного военачальника. Он обещал восстановить мост и снабдить армию продовольствием, а взамен просил мира и дружбы. Помпей, видимо, и на сей раз заверил Артага в своих добрых намерениях. Но когда накормленное хозяевами войско ступило на ими же восстановленный мост, Помпей снова проявил удивительную забывчивость и обнажил меч.
Артаг воспользовался еще одним мостом, и его тоже разрушил: он поспешно перешел через Арагви и направился к хорошо укрепленной крепости Заден-цихе. И сейчас же сжег за собой мост и тем самым прекратил погоню.
Но, кроме вражеского войска, на том берегу остались и свои воины. Завязалась яростная, но неравная битва: с одной стороны окрыленное победой многочисленное римское войско, с другой – остатки грузинской армии, брошенные предводителем.
Грузины оказали врагу яростное сопротивление, но поражение их было неизбежным.
Эти бои, надо полагать происходили на правом берегу Арагви. Река тогда была шире и полноводнее, перплыть ее было трудно, и многие грузинские воины нашли на дне свой последний приют. Враг не мог преследовать Артага до Заден-цихе. Посчитав битву законченной, утомленные римляне вернулись назад в Мцхета. Хоть они и сочли битву выигранной, но впереди их ждали большие неприятности.
На берегу Арагви тогда был лес. По дороге в Мцхета римляне должын были пройти через густую чащу. Едва они вступили под тень деревьев, как раздался оглушительный свист, и часть воинов, как подкошенные, рухнула наземь.
Пораженные солдаты не успели прийти в себя, как снова раздался свист, и снова поредели ряды воинов.
Когда римляне очнулись и увидели спрятавшихся в густой кроне деревьев грузинских лучников, они спохватились за свои длинные пики, но пики здесь, в густом лесу, были бессильны. С большим трудом им удалось справиться с этим отрядом.
Между по-хозяйски укрепившимся в Армаз-цихе Помпеем и укрывшимся в Заден-цихе Артагом начались переговоры. На сей раз более прямые и конкретные. Перговорам предшествовало подношение даров Помпею.
Занимательнео зрелище: две горделиво высящиеся, находящиеся в отдалении друг от друга крепости, и снующие между ними послы. Как уже было сказано, Артаг сжег мост, поэтому послам приходилсь много раз переплывать разлившуюся реку.
Переговоры продолжались долго, ибо условия, выдвинутые Помпеем, не устраивали царя Иберии. Победивший полководец не довольствовался горячими клятвами и заверениями в дружбе. Несмотря на то, что ему надо было торопиться, что бы завладеть Западной Грузией и расквитаться с бежавшим понтийским царем, который , как он считал, укрывался в Колхиде, Помпей все же медлил.
Он требовал у Артага в знак полной капитуляции покорности, а так же, во избежание возможных недоразумений, в заложники сыновей.
Когда римский полководец заупрямился и царь понял, что ему не отделаться красноречивыми посулами и богатыми дарами, он, очевидно, предложил удовлетвориться хотя бы одним заложником. Помпей не соглашался. Он прекрасно понимал, что рано или поздно царь вынужден будет уступить.
Так затянулись переговоры, и окончательное решение было принято по очень простой причине: за это время Арагви вернулась в свои берега, воды становилось все меньше и меньше, и теперь римлянам было не трудно перейти на тот берег. Когда Артаг увидел приготавливающееся к переправе войско, он поспешно отправил к Помпею заложников и заключил мир.
Помпей оставил сторожевой отряд в Мцхета и отправился в Западную грузию. Овладев Колхидой, он сделал правителем своего друга Аристарха, а сам вернулся в Рим, где его ждали неприятные распри с Юлием Цезарем.
Вот так во всей Грузии устанвоилось римское владычество или, как выразился И.Джавахишвили, «римляне утвердились в Западной и Восточной Грузии».

Вахтанг Челидзе. "Исторические хроники Грузии". Издательство "Мерани". 1980 год
ძალა ერთობაშია!
Putistan delenda est

Ссылка:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Реклама

Вернуться в «История Грузии и других стран»



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость